[KYROV] Лунск XXXIX. Трансильвания-Бар

И снова здравствуйте, о мои родные читатели! Вы же родные же ж?.. Вот и подоспел новый выпуск невероятных приключений четырёх бездельников в городе-супергерое Лунске, известном на весь мир своими чудаковатыми жителями и пивом «Лунский меридиан». Итак, Корпорация Батори открыла в Лунске свой собственный бар, и наши отважные герои почтили его своим присутствием...
====== =======
ОЧЕНЬ МНОГО БУКВ
18+
====== =======



Dysclaimer В тексте встречаются или могут встретиться: обсценная лексика, иноязычные вкрапления, занимательная конспирология, очень много букв, якиманский чёрный юмор, неполиткорректные шутки, упоминания алкоголя, табака, психоактивных веществ, сексуальных перверсий, а также описания аморального, безнравственного или асоциального поведения. Все персонажи, места действия и события вымышлены, любое совпадение с реальными людьми, местами действия или событиями, произошедшими в прошлом либо в будущем, является случайным и непреднамеренным.


СОДЕРЖАНИЕ
N. Реклама
I. Трансильвания-Бар
II. Понедельник


В нашей стране только на понтах не экономят. А на всём остальном — экономят.
Куратор

Что Вам больше всего нравится в мистере Жубки же — его гоблинские ушки же, его попугайский клювик же или его мягкие и шелковистые жубки же ж?..

А вот если бы мистер Жубки захотел поменять пол — Вы бы за компанию с ним поменяли бы?..

А у Вас когда-нибудь было такое, что Вы с мистером Жубки после пьянки просыпались в обнимку голенькие и обдудонившиеся же ж?..
Пьяненький Сашенька Киров доебался до пьяненького Андрея Града

Ну, по большому счёту, ты, Сильвия и Эржи — это просто любовный треугольник. В котором тупой угол — это ты, гыгыгы...
Из разговора с Куратором под бутылочку

Технически, влюблённость — это амфетаминовый приход. Окситоциновый, точнее.
Из разговора с Куратором под другую бутылочку


N. Реклама

Подписывайтесь на телеграм-канал «Типичный Лунск» — единственный в мире официальный канал города Лунска. Фотографии и видоролики из Лунска прилагаются, клёвая электронная музыка из репертуара «Радио 67» — тоже =)

Хочу сказать отдельное спасибо пиццерии «Додо» за охуенную «двойную пепперони» (+цыплёнок, +сырный бортик) и за не менее охуенные супермясные додстеры». И пицца, и додстеры хороши и просто пожрать, и закусить водочку.

Дважды отдельное спасибо — моему магазину «Магнолия» за водочку «Хортица/Хорта», сигаретки «Marlboro Double Mix», синий «Адреналин» («Adrenaline GAME FUEL»), черноголовскую колу и зажигалки, которые служат намного дольше зажигалок из «Азбуки Вкуса». И за продавщицу Жанару, у которой просто-таки невероятно охуительные глаза и такая же охуительная улыбка)


I. Трансильвания-Бар

Одним прекрасным пятничным летним вечером мы вчетвером после работы отправились в недавно открывшийся баторинский тематический бар. «Мы вчетвером» — это наш шофёр Сергей Спина, наш весёлый Андрей Град, наш родной Куратор и ваш непокорный слуга. Тематический баторинский бар имел совершенно банальное название — «Erdely Bar», ну, спасибо — хоть не «Budapest Bar». Само здание выглядело этаким средневековым замком по оформлению — тёмно-серый кирпич, венгерские и баторинские флаги, уличные лампы в форме факелов, в общем — весьма мило и атмосферно. Мы зашли внутрь.
Прямо на входе нас встретил плакат. На нём была изображена улыбающаяся Елизавета Георгиевна Батори, а надпись на плакате гласила:
Erde'ly a mie'nk!
Cachtice a mie'nk!
Внутри обстановка тоже весьма смахивала на средневековую таверну, а официанты и бармены были одеты в одежду буквально из какой-нибудь фэнтезийной ролевушки. Нас встретила рыжая официантка в «типа средневековом» платье и проводила нас к нашему заранее заказанному столику. Слава всем возможным и невозможным богам, московская придурь до Лунска не докатилась, и в баре можно было свободно курить. Она дала нам меню и приготовилась записывать наш заказ.
— Девушка... Эээ... Наталья, — Сергей Спина посмотрел на грудь официантки, где был бейджик с её именем, — Вы очень красивая девушка.
— Спасибо, — официантка заулыбалась и обнажила два таких неслабых вампирских клыка. Сергей Спина аж подпрыгнул от неожиданности, а Куратор вздрогнул, пригляделся и вдруг захохотал:
— Натаха! Натаха Белка! Ты, что ли? Не узнал — богатой будешь! А тебе идут эти клыки.
— Спасибо, [Куратор], — Наташа Белка заулыбалась, — А я всё думала, когда ж вы меня узнаете?
— Ну, не ожидали тебя тут встретить, честно, — Куратор ржал, — Какими вообще судьбами?
— Да подруга предложила, — махнула рукой Наташа Белка, — А я возьми да и согласись попробовать. Так, ну, чё заказывать будете?
Поназаказывали всякой венгерской всячины (лично я заказал паприкаш), и Куратор добавил, что надо бы «вотпрямщас» принести бутылку палинки и четыре стакана.
Минутка истории. Наташа Белка — это часть нашего с Сергеем Спиной тёмного прошлого. Точнее — лет десять назад (плюс-минус, щас даже не вспомню) мы неоднократно зажигали втроём, о чём прекрасно в курсе и Андрей Град, и Куратор. Потом она вышла замуж и куда-то пропала, а теперь вот — официантка в «Трансильвания-Баре». Обручального кольца на ней не было.
— В десять вечера заканчивается моя смена, — сказала Наташа Белка, — Я вас тогда рассчитаю — и передам другому официанту. А сама, если не против, могу присоединиться к вам.
— Во, отличная идея, — Сергей Спина одобрительно поднял большой палец. Да и по его глазам было видно, что он что-то замышляет. Я посмотрел на Наташу Белку — у неё в глазах тоже что-то сверкнуло. И я также обратил внимание, что Куратор тоже пристально изучает глаза Сергея и Наташи.

Когда Сергей Спина отошёл отлить, Куратор достал бумажник, а из него — пятитысячную банкноту.
— Ставлю пять тысяч, — сказал Куратор, — Что они поебутся в ближайшие часы. Не исключено, что прямо в туалете бара.
— Зная и Наташу, и Серёгу, — сказал я, — У меня в этом вообще никаких сомнений нет.
— Вот-вот, — согласился Андрей Град.
— Ну, так неинтересно, — Куратор убрал банкноту в бумажник, а бумажник — во внутренний карман пиджака.
— О чём базар? — к нам вернулся Сергей Спина.
— Сергей, базар о том — а нет ли у тебя но-ЖА? — я поднял ладонь
— Заче-ем? — пропел Сергей Спина, рефлекторно дёргаясь.
— Тогда б я мог тебя при-РЕ-зать! — на «РЕ» я ткнул Сергея Спину под рёбрышко, отчего он издал громкий визг «ИИИИИИИИИИИИ!!!», и на нас стали коситься окружающие.
— Молодые люди, у вас всё в порядке? — к нам подошёл охранник.
— В полном, — ответил Сергей Спина, — Просто меня ткнули пальцем под ребро.
— И чего, обязательно было так орать?
— Давайте, я на вас покажу, как это было, — сказал Сергей Спина и ткнул охранника пальцем под ребро. Охранник подскочил и заорал: «Аааыааыаыаааыыы!!!»
— Костян, ты там ебанулся? — раздался голос, и к нам подошёл второй охранник, — Ты чё орёшь?
— Ну, вот, сам подумай, — охранник Костян ткнул пальцем под ребро второго охранника, и второй охранник задёргался, пискнув что-то вроде «мяааыааыу».
— Какие у вас интересные салочки, — Куратор хихикнул, — Ребят, у нас всё в порядке. Хотите, мы вам пива купим за беспокойство?
— Давай, — согласился охранник Костян и крикнул: — Наташ'! Белк'! Подойди сюда, джентльмены хотят сделать срочный заказ.
Когда Наташа Белка подошла к нам, второй охранник тоже ткнул ей пальцем под ребро. Наташа подпрыгнула, крикнула «Айййяйяйяйяй», прикрикнула на охранника «Дурак!» и принялась записывать заказ.
Охранники, впрочем, особо не жадничали и заказали каждому по две кружки пива «Лунский Меридиан КРЕПКОЕ» и по самой большой порции «Рантоттшайта» — венгерских сырных снэков, к которым попросили ещё принести острый и горчичный соусы.
— Ты гляди-ка, — сказал Куратор, провожая взглядом охранников, — Дубы дубами, а пиво венгерскими снэками закусывают.

Время близилось к одиннадцати часам вечера. Смена Наташи Белки закончилась, и она сидела у нас за столиком рядом с Сергеем Спиной. По такому поводу Сергей Спина расщедрился на два каких-то дорогих коктейля для Наташи Белки. И вот сейчас они с Наташей активно строили друг другу глазки, а мы тайком угорали.
— Прошлому свойственно нас настигать, — Куратор подмигнул Наташе Белке, — Поэтому пусть нас настигает только хорошее прошлое. Ура, — Куратор поднял стакан с палинкой. Я дзынькнул об неё своим стаканом, остальные тоже присоединились.
Наташа заодно рассказала «историю своей жизни». Она вышла замуж за безработного наркомана, а через полтора года он немножко умер от передоза, оставив Наташе в наследство однокомнатную квартиру в ебенях, где она до сих пор и живёт. Наташа Белка постоянно перебивалась то подобными небольшими заработками, то просто просила своих хахалей скинуть ей денежку. Не сказать, чтобы шиковала, но явно не бедствовала. А клыки она по приколу нарастила в одной лунской стоматологии, где так же по приколу объявили рекламную акцию — делали «вампирские клыки» бесплатно.
Сергей Спина жадно пожирал Наташу Белку глазами.

Под неторопливую светскую беседу и под хорошую закуску мы уговорили два графинчика палинки, но нас сложно было назвать бухими — так, слегка выпимши. Поэтому было решено заказать графинчик какой-нибудь венгерской водочки по нашему традиционному рецепту.
— Так, гарсон, — Куратор достал меню и тыкнул пальчиком, — Вот это чё за водка?
— Bathori Orosz Vodka, — официант сделал торжественное лицо, — Это элитная водка, приготовленная по лучшим русским технологиям, но с венгерскими фишками. Жемчужина холдинга Bathori Alkohol. У нас есть весь ассортимент этой водки. Есть «Классическая» — сорокаградусная, идёт легко и мягко. Есть «Болд Италик» — сорок пять градусов, очень рекомендую к мясу по-чахтицки. «Балатон» — шестьдесят градусов, тоже можно к мясу по-чахтицки, вообще — к любому мясному блюду. Также, если хотите, у нас есть и настойки бренда «Bathori Orosz» — клюквенная, малиновая, мятная, опийная, яблочная, арбузная и грушевая.
Повышаем градус, — решил Куратор и, помимо всякого хавчика (включая и мясо по-чахтицки), заказал графинчик «балатонской» водочки.
— Подождите-подождите, — обратился Сергей Спина к официанту, — Вы сказали «опийная»? Опийная настойка?
— Я пошутил, — ответил официант и попытался сделать покер-фейс, однако, глазки всё равно забегали.
Куратор показал официанту какой-то жест рукой. Официант сначала призадумался, а потом ответил ему другим жестом. Через несколько взаимных жестикуляций Куратор сказал:
— Нет, пожалуй, это будет слишком жёстко. Принеси сразу водку, а еду — уже по ходу дела.

Официант поклонился и ушёл, а вскоре вернулся с ледянющим графинчиком с водочкой и с «корпоративными» стопками Корпорации Батори. Я думаю, что в Корпорации Батори решили, что раз всё равно тысячами делают сувениры со своей символикой — то негоже пропадать добру. Да и заморачиваться меньше — малый герб Батори и сам по себе довольно готишен.
— Гарсон случайно проговорился, — хихикал Куратор, — Bathori Alkohol действительно делают опийную настойку, но я это знаю просто потому, что имею доступ ко всякой документации. А в меню у них её неееет, — Куратор усмехнулся, — Только для «особо дорогих гостей». Да и то — она пьётся по одной рюмке, две — перебор, поэтому по документам она проходит как профессиональное средство для мытья полов, а поставляется в стеклянных литровых бутылках без этикеток. By design опийная настойка воняет так, что навряд ли проверяющий, понюхавший содержимое бутылки, захочет пробовать его на вкус. Пьётся тоже — не сказать, чтобы легко.
— А ты откуда знаешь? — поинтересовалась Наташа Белка.
— Оттуда, — Куратор достал из внутреннего кармана пиджака фляжку-плоскарик с лауданумом. Как вы, о читатели, помните, по инопланетным чертежам, копии которых нам любезно продал наш знакомый архивариус, Ливси Шевчик, был собран самогонный аппарат. И этот аппарат не только мог гнать кучу всякого разного — но он мог параллельно гнать два разных напитка. И Куратор, втихаря от нас, гнал на нём полуторапроцентный лауданум. Ну, потом он нам рассказал, конечно, лол. Впрочем, по его словам, поскольку в данном случае напиток не «настаивается», а именно, что «гонится» в таком состоянии, было бы неправильно называть его именно лауданумом. Впрочем, выражение «синтетический лауданум» Куратору нравилось. Сам Куратор пил лауданум крайне редко — и не больше одного небольшого глотка.
— Фууу, блядь, — Наташа Белка понюхала содержимое фляжки Куратора и скривила лицо.

Андрей Град потихоньку наебенился и куда-то исчез. Поддатые Сергей Спина и Наташа Белка незаметно (как они думали) гладили друг друга под столом. Мы с Куратором изо всех сил делали вид, что не замечаем этого, и обсуждали всякое разное. Куратор рассказал про «холдинг Bathori Alkohol». Это ни разу не холдинг — это обычное ООО, формально не имеющее никакого отношения к Корпорации Батори, однако, являющееся чистейшим хобби одного мужика из семейства Батори. Шандор Андрашевич Батори был хоть и мадьяром, но довольно глобалистским, и любой палинке он предпочитал русскую водку и американский вискарь. Собственный вискарь эта контора пока ещё не производила (хоть это и было в планах), но водку — вовсю. Что довольно странно для мадьяра, Шандор Андрашевич Батори ото всей души не любил фолк и всю эту «деревенщину» и «народность», а из музыки предпочитал всякую клубную электронику. От излишней скромности Шандор Андрашевич тоже не страдал, так что разместил свой портрет на этикетке каждой бутылки своей продукции. А по интернету показывали рекламу водки «Bathori Orosz Vodka», в которой Шандор Андрашевич рассказывал, что отличить подлинную бутылку очень просто: надо её немного повернуть, и портрет основателя фирмы на бутылке подмигнёт вам. Я это слушал и испытывал лёгкие флэшбэки.
Позже мы с Куратором пошли отлить.

— Наташ, какие же у тебя глаза!.. — восхищался Сергей Спина, — Вот взять — и утонуть в них...
— Ты у Кирова уроки подката брал, что ли? — Наташа Белка заржала, — Он мне в первый же день знакомства это же заявил. Этими же словами.
— А через два часа вы поебались, я помню, — кисло усмехнулся Сергей Спина.
— Да, — Наташа Белка улыбалась, — Было охуенно. И отбивные с утра — тоже, — и подмигнула.
Если тряхнуть стариной и вспомнить историю моего знакомства с Наташей Белкой — то это, пожалуй, одно из наиболее странных моих знакомств в моей жизни. И что бы я ни сказал вместо фразы про глаза, на итог это не повлияло бы от слова «совсем». Во времена моей неформальной и готишной йуности я хорошо общался с неформальной девочкой Кирой Камо (прозванной так за любовь к камуфляжу). А Наташа Белка как раз в то время тоже с ней общалась, и увидела у неё в «друзьях» вконтактике меня. И воспылала ко мне страстью. Кира Камо, за что ей отдельное спасибо, от души меня разрекламировала Наташе Белке, когда Наташа Белка, заинтересовавшись мною, расспросила Киру Камо обо мне. И вот, в одну из пятниц, мы с Кирой Камо бухали у меня дома, и тут Наташа Белка вознамерилась приехать  и хотела, чтобы мы её встретили. Ну, мы и встретили. А бухла и сигарет у нас и так с запасом было, так что ни в какой магазин мы не пошли. Потом Кира Камо свалила на тусовку, а мы с Наташей Белкой остались бухать одни — и всё заверте... А про отбивные — Наташа Белка специально выразилась двусмысленно, причём, оба смысла верны. После бурного пробуждения в темпе отбойного молотка мне очень сильно захотелось повыёбываться перед запавшей в мою душу девушкой. И я быстренько (?15 минут) сгонял в магазин, купил свинины, специй, соусов, подсолнечного масла — и прямо с утра порадовал Наташу Белку своими «фирменными» отбивными. Эх, йуность!.. Что в случае с Наташей Белкой особенно примечательно — при всех своих многочисленных достоинствах, она была стопроцентной натуралкой, что в неформальной среде достаточная редкость.
— Серёженька, — игриво подмигнула Наташа Белка, — Знаешь, у официантов здесь есть несколько подсобок. И одна из них в такое время всегда свободна, — Наташа достала карточку-пропуск и помахала ею, — Что ты думаешь? — Наташа Белка провела карточкой-пропуском по щеке Сергею.
— Я думаю, — Сергей Спина пододвинулся к Наташе Белке вплотную вместе со стулом, — Я думаю вот что, — и Сергей Спина жадно поцеловал Наташу Белку.
— Десять лет прошло, а твой язычок всё такой же шаловливый, — Наташа Белка обняла Сергея Спину и сама активно его поцеловала, — Ну так что? Пойдём в подсобку?
— Пойдём!.. — Сергей Спина излучал восхищение своим взглядом. И наши голубки скрылись за дверью «Вход только для персонала».

Когда мы с Куратором вернулись, Сергея Спины и Наташи Белки уже не было. Впрочем, их вещи были на месте — значит, таки сбылось пророчество Куратора, и сейчас Сергей Спина и Наташа Белка вспоминают былое. Куратор поржал, мол, он так и думал, что именно так и случится, я же ответил, мол, мне и самому это было очевидно.
А Андрей Град так и не нашёлся. Да и хуй с ним — найдётся ещё.
У меня зазвонила мобила. Звонила Сильвия.
— Szaska, — раздался нетрезвый сильвин голос, — Это мне кажется, или я вижу тебя в Эрдей-Баре?
Я поднялся с места и начал поворачиваться по часовой стрелке, высматривая Сильвию.
— Бу! — крикнула Сильвия прямо рядом со мной, так что я аж подпрыгнул, — Привет, ребята!
— Szia! — воскликнула подвыпившая Эржи, пришедшая вместе с Сильвией.
— Здравствуйте, милые дамы, — Куратор заулыбался, — А вы тут по какому поводу пьянствуете?
— А мы только пришли! — Сильвия широко заулыбалась, — Можно к вам подсесть?
Сильвия и Эржи сначала хотели в пятницу после работы просто попить пивка. С девчонкой из лингвистического отдела отправились к ней на раЁн, там в какой-то забегаловке слегка поднажрались, и девчонка пошла домой. А Сильвия и Эржи буквально только вошли во вкус и просто пошли пешком «куда глядят глаза». По счастливому стечению обстоятельств, наши мадьярки оказались недалеко от нашей Базы (даже прошли мимо неё и вспомнили нас), а тут и до «Трансильвания-Бара» рукой подать. Девчонки заказали каких-то хитровыебанных коктейлей (сразу по две штуки каждой), закурили и начали делиться слухами и сплетнями.
Согласно последним слухам, Елизавета Георгиевна Батори полностью сосредоточится на управлении Лунским сегментом Корпорации Батори. Ни в Будапешт, ни в Ньирбатор, ни в Секешфехервар она не собиралась, тем более, что Елизавета Георгиевна очень сильно прониклась лунской жизнью. Даже Будапешт после Лунска воспринимается примерно так же, как после Москвы — медленным сонным провинциальным городом (Ньирбатор — вообще тогда дерЁвня). А в Лунске мило и хорошо. Абсолютно все наши мадьяры (которые венгерские мадьяры; есть ещё и российские), понаехав в Лунск, очень быстро «русифицировались» — вливались в темп жизни города, пытающегося казаться мегаполисом, привыкали к нему — да так в Лунске и оставались. Тем более, что Лунск, в силу официального статуса Лунного Культа — очень особенный город, во всех смыслах.

Сергей Спина и Наташа Белка вернулись. Оба были раскрасневшиеся, но до ужаса довольные. Они сели за стол, мы пропустили ещё по паре рюмочек и разговорились.
— Серёг, — Наташа Белка ткнула в бок Сергея Спину, — А ты бы кому вдул — Сильвии или Эржи?
Наши с Куратором челюсти виртуально стукнулись об стол. А Сергей Спина пристально всмотрелся в наших венгерок. Сильвия заржала, а Эржи захлопала глазами, потом тоже захихикала.
— Эржи, — сказал Сергей Спина. Эржи захихикала ещё громче, а Сильвия затряслась от смеха, обхватив голову руками.
— Ты уверен? — приподняла бровь Наташа Белка. «Most valakit meg fognak szarni, bazmeg» — сквозь подвсхлипывания шепнула Сильвия Эржи, и девчонки затряслись от смеха уже вдвоём в обнимку, не сводя глаз с Сергея Спины и Наташи Белки.
— Абсолютно уверен, — уверенным голосом произнёс Сергей Спина, и ему тут же прилетел подзатыльник.
— Дурак, блядь! — и Наташа Белка отвесила ему ещё один подзатыльник под наш общий хохот, — Надо отвечать: «Только тебе, Наташенька». Понял? Придурок.., — Наташа налила себе рюмку водки и залпом выпила.
— Бля, ну, прости, пожалуйста, — виновато оправдывался Сергей Спина.
— Да ладно, не ссы, — Наташа Белка заржала, — Просто подъебала тебя по-женски. Трололо.
Далее Наташа Белка пожаловалась, что хотела бы устроиться на нормальную работу и спросила присутствующих, могут ли они ей в этом помочь.
— Так, надо подумать, — сказал Куратор, — Что ты умеешь делать?
— Ничего, — ответила Наташа Белка и широко заулыбалась. Куратор призадумался.
— У нас как раз уволилась одна девочка с ресепшена, — сказал Куратор, — Я думаю, ты справишься. Ну, я ещё с [Магистром] и прочими людьми пообщаюсь... У тебя есть белая блузка и хотя бы одна классическая юбка или брюки?
— Да у меня целые костюмы от Батори Фэшен есть, — Наташа Белка заржала, а Сергей Спина немного изумился, — Блядь, вот как знала — просила Димочку, ну, вы его не знаете, покупать мне классические шмотки. Джинсов-то со свитерами у меня и так хуева гора, блядь, а в офис прийти не в чем.
— А попробуем-ка мы щас сделать финт ушами, — Куратор достал мобилу, — Я щас позвоню [Магистру], и мы это дело обсудим.
— Эээ, [Куратор], — я постучал ему пальцем по плечу, — Ты на часы смотрел? Половина второго ночи, вообще-то.
— Ох, ни хуя ж себе мы засиделись, — призадумался Куратор, — Надо бы и закругляться потихоньку. Да, днём позвоню.
— Серёёёёёёж, — Наташа Белка ласково заулыбалась, — Ты ведь думаешь о том же, о чём и я? У нас осталась астральная связь?
— [Куратор], — сказал Сергей Спина, — Давай Натаху с собой на Базу возьмём.
— Давай, — согласился Куратор.
И тут внезапно нарисовался Андрей Град. Нарисовался и поведал нам всем грустную историю, как он зашёл в какую-то комнатку, лёг на кровать и вырубился. Во сне скатился с кровати на пол, а потом — закатился под кровать. И как какая-то парочка трахалась прямо над ним, и Андрею Граду было ужасно. Андрей Град эмоционально размахивал руками, Сергею Спине было стыдненько, а Наташа Белка ухохатывалась. Мы с Куратором тоже втихушку ржали.

Мы рассчитались с гарсоном и выдвинулись из бара. Сильвия и Эржи поймали такси и поехали к Сильвии продолжать пьянствовать, благо, у Сильвии в загашнике обязательно найдётся пара бутылочек палинки. Мы же — Сергей Спина, Андрей Град, Куратор, ваш попкорный слуга и примкнувшая к нам Наташа Белка — пешком неторопливо шли к Базе, благо, идти было совсем рядом. По приходу Сергей Спина и Наташа Белка сразу же закрылись у него в комнатке, и их можно понять.

Наташа Белка прогостила у нас до раннего вечера воскресенья. Она оказалась всё такой же ебливой, как и тогда, однако, в этот раз она совершенно игнорировала меня в «этом» плане, как и всех прочих. Однако, на Сергее Спине она отрывалась с душой. Ещё тогда, ещё в те времена я научил Наташу Белку не стесняться своих эмоций, когда хорошо. Научил, видать, накрепко, ибо она так и не разучилась.
— Щто дэлать будэм? — спросил Куратор, взяв сигарету как курительную трубку. И сам же ответил: — Завидавать будэм!
Следует отметить, что Куратор таки дозвонился до [Магистра] в субботу, [Магистр] связался с директором по персоналу, в итоге Наташу Белку позвали в понедельник на собеседование, а Куратор остался должен проставу [Магистру] и директору по персоналу за беспокойство уважаемых людей в выходные.


****** * ******
МУЗЫКАЛЬНАЯ ПАУЗА
****** * ******
S: — Это «Радио 67», программа «По многочисленным просьбам трудящихся». С вами DJ Sandor!
Z: — И DJ Zмейская! Что там трудящиеся просят на этот раз? В прошлый раз они просили Assemblage 23, Lights Of Euphoria и Infernosounds. И, что мне особенно понравилось в прошлый раз — Юля из Балашихи заказала мою любимую песню, «песенку радиоведущего», «Radioman» от «State Of The Union». Ю, если ты нас сейчас слушаешь, знай — ты очень клёвая девчонка!
S: — Что там у нас многочисленные трудящиеся многочисленно просят... Вот! Пишет нам Фабиана из Лунска. «Шандор, Zмейская, привет! Мы с подругой Еленой поспорили на п...» эээ... Чего??? Аххахахахаха!!! Zмейская, глянь!.. Гыгыгы... Так, в общем, «мы с подругой Еленой поспорили, озвучишь ли ты моё сообщение в эфире. Мы с ней находимся в разных местах, однако, мы обе сейчас слушаем «Радио 67». И ты только представь наши с ней эмоции, когда ты это читаешь...» Ахххахахаха! Молодец, Фабиана!
Z: — «...когда ты это читаешь. Лена, я выиграла, с Вас один к...» нет, я не могу этого произнести, хихихихихихи!..
S: — Zмейская, вот живут же люди!.. Вон, как развлекаются. Не то, что мы с тобой — уныло сидим в студии, трещим ни о чём да рассказываем всякую музыкальную пургу.
Z: — Да, скажи. Дальше Фабиана пишет: «Поставьте для моей любимой Леночки пейсню» — да, так и написала — «пеЙсню» — ХВНГЕР от Дезастроес, которая дуэтом с бабой. Её припев у меня звучит всякий раз, когда Лена мне звонит.» Хорошо, Фабиана! Поздравляю вас с выигранным пари и ставим вам эту песню.
S: — Мы тут в студии посовещались и решили, что это одно из лучших писем трудящихся, что нам когда-либо писали. И мы, Фабиана, дарим вам приз от «Радио 67» — бесплатный вечер на двоих в «Эрдель-баре».
Z: — Он же «Трансильвания-бар».
S: — Он же «Трансильвания-бар», да. Берите с собой Лену и просто по максимуму отдохните. Заказывайте какие угодно напитки и блюда — счёт будет оплачен нашей радиостанцией. «Радио 67» — это когда людям приятно, а Корпорация Батори — это когда людям удобно. Корпорация Батори — наш томатный спонсор и ваш любимый бренд!


II. Понедельник

В понедельник с утра пораньше [Магистр] дал Куратору задание: сразу поехать встретиться с нашим бесноватым учёным и архивариусом, Ливси Шевчиком, и кое-что у него забрать. Наш верный сине-чёрный фургончик марки с романтическим названием «Лунный луч» и с номером «X616KT» вовсю нёс нас по утренним улицам Лунска. Ливси Шевчик находился в отпуске на своей официальной работе архивариусом и посвящал свой отпуск очередным своим «изобретательствам». А это значило, что он сейчас находится у себя на «полигоне» — небольшой кирпичный домик на большом пустыре.
На своей работе архивариусом в люциферианской организации «Этуаль дю матэн» Ливси Шевчик имеет доступ к многочисленнейшим историческим архивам. В том числе — и ко всяким письменным источникам прошлых и инопланетных цивилизаций. Архив «Этуаль дю матэн» занимает пятиэтажное здание в высоту (и хуй его знает, сколько — в глубину), но наше традиционное распиздяйство царило и там, так что Ливси Шевчик без палева ещё и барыжил ксерокопиями таких исторических документов. А ещё, наткнувшись на какой-нибудь технический чертёж от Лунной или марсианской цивилизаций, Ливси Шевчик пробовал своими руками это смастерить. Пресловутый самогонный аппарат Ливси Шевчик, например, тоже собирал сам. Ливси Шевчику повезло с технико-гуманитарным образованием и с учителями — поскольку лингвой франкой Солнечной системы и нескольких систем неподалёку является латынь (тот или иной диалект, иногда — с собственным алфавитом), а «земную» латынь Ливси Шевчик знал свободно, прочитать чертёж обычно не составляло труда. Не спрашивайте, где Ливси Шевчик насобачился свободно говорить на латыни, я не знаю, а если б знал — всё равно не сказал бы. Градус не позволяет.
— Тут фильм скоро выходит, комедия, — сказал Сергей Спина, — название не помню, но там, типа, космический пират, преследуемый галактической полицией... эээ... Ну, в общем, он, типа, прилетает на какую-то отсталую планету и становится божеством для местных папуасов... Хе-хе... Вот... Шутки про жопу, говорят, будут. Как думаете, сходить?
— Я аниме такое смотрел, — сказал я. Справедливости ради, это чуть ли не единственное аниме, которое я смотрел.
— А я книгу такую читал, — сказал Куратор, — Да и ты тоже, скорее всего. Ну, если шутки про жопу будут — сходи, чё.

Ливси Шевчик встретил нас с «футуристическим» ружьём в руках.
— Здорово, бандиты! — гоготнул Ливси Шевчик, — Хотите пострелять?
Пострелять мы, конечно же, хотели. Мы рассматривали чудо-ружьё, а Ливси Шевчик тем временем про него рассказывал. Это — рельсотрон в форм-факторе ну, примерно, с «калаш» или М16, плюс-минус. Ливси Шевчик рассказал принцип его работы, но я не запомнил — так, что-то типа, маленький кусочек алюминия с помощью пневматического привода попадает между двух «рельс», приобретает скорость где-то около двух тысяч метров в секунду — и улетает к хуям по прямой, прошибая всё на своём пути. Ну, как «всё» — пока не потеряет всю кинетическую энергию. Половину деталей для рельсотрона Ливси Шевчик сделал самостоятельно, но другую половину пришлось заказывать у сторонних компаний в лучших традициях Капитана Немо — на вымышленные имена и организации.
— Сма'рите, — Ливси Шевчик достал смартфон, — Я даже на память сфотографировал, — и показал изображение типографским способом отпечатанной книжной страницы (да, инопланетяне умеют в типографию) с текстом, написанным словно смесью латиницы и глаголицы, в нём также были приведены математические расчёты (математические знаки у наших цивилизаций оказались почти одинаковыми), — Это приложение к чертежу рельсотрона. Тут написано, что кусочек алюминия — на наши величины, граммов восемь — будучи выпущен из рельсотрона в упор, прошибает насквозь колонну из двенадцати человек, застревая в тринадцатом. Прикиньте!.. И математические расчёты, показывающие, почему это так.
— Блядь, Ливси, ты, всё-таки, маньяк, — Куратор закурил.

Поскольку пульки улавливать таки было надо, а настоящий обсидиан слишком дорог, Ливси Шевчик просто сделал литой железобетонный параллелепипед, примерно десять на три на три метра. Недалеко от этого параллелепипеда стоял массивный деревянный стол, засыпанный осколками стекла, какими-то опилками, чем-то залитый... Ливси Шевчик дал рельсотрон Куратору, а сам подошёл к столу и поставил поллитровую пластиковую бутылку из-под газировки, заполненную плавающим в мутно-синей полупрозрачной жидкости тёмным порошком.
— Пфьюить... — выстрелил рельсотрон с тихим писком. От пластиковой бутылки вообще ничего не осталась, а тёмный порошок заискрился нежно-зелёными искрами и сразу после этого вся эта смесь, издав что-то вроде «вшшхххъуаауауххъ», полыхнула красивым фиолетовым пламенем, оставив после себя сиреневое облачко дыма и запах, чем-то напоминающий запах жареного чеснока.
— Красиво! — восхитился Куратор, мы тоже все были согласны. Очередной химико-физический эксперимент Ливси Шевчика.
Мы с Сергеем Спиной тоже сделали по выстрелу по бутылочкам. Затем — Андрей Град. И по-новой. Потом стрелять по бутылочкам надоело, стали стрелять по всякой хуйне типа деревянных пеньков. В итоге у Андрея Града настолько зачесались руки выстрелить в стол, что он с нескрываемым удовольствием и сделал. Стол не разлетелся на мелкие части, однако, в его массивной деревянной стенке зияла огромная дыра размером с две человеческие головы.
— Я просто хотел пошутить, — виновато сказал Андрей Град.

Ливси Шевчик ушёл в кирпичный домик и через минуту вышел оттуда с деревянным ящиком. Он открыл ящик и продемонстрировал нам ещё один рельсотрон. Он выглядел примерно так же, как и «оригинальный», ливсишевчиковский, только на рукоятке был выгравирован герб города Лунска — и не просто выгравирован, но ещё и покрыт синей и белой эмалью в соответствующих местах.
— Это вам, — улыбнулся Ливси Шевчик, — Гостинец. Ну, как — «гостинец»... Когда-то дорогой [Куратор] помог мне достать два ящика гафния, это моя, ткскзть, благодарность. А с гафнием тогда вообще жопа была, даже у Фернандыча не было.
— А на хуя тебе два ящика гафния? — спросил Сергей Спина.
— Дорогой Спинка, — Ливси Шевчик обнял Сергея Спину за плечо и вкрадчивым голосом продолжил, — Один я продал в «Сигма Ипсилон» «мимо кассы», ибо корпоративные цены на гафний — это пиздец, а им для производства оборудования надо; я продал дешевле. Ненамного. Но достаточно дешевле, чтобы они купили гафний у меня, а не у госконторы. Часть другого ящика я тоже продал — военным из Лунской Дивизии. У них там в их секретных лабораториях гафний тоже используется, а казённый гафний они пропили...
— Чёрт побери, Холмс, но как??! — Сергей Спина заржал, — Как можно пропить гафний? Его ж даже в пункт приёма металлолома не сдашь...
— Вообще-то, очень даже сдашь, — возразил Куратор, — Но это и пункт приёма должен быть продвинутый. При том, что гафний стоит до хуя (блядь, точно не вспомню, но несколько тысяч долларов за кило), но у тебя его купят долларов за сто-двести за килограмм, навряд ли больше.
— Не, я им по полторы тыщи баксов за кэгэ продал, — сказал Ливси Шевчик, — Дешевле рынка. Бля, прикиньте, два майора из лаборатории жаловались, мол, случайно пропили шесть кило гафния, а скоро приезжает проверка, могут пизды дать, — Ливси Шевчик хихикнул, — А у гафния плотность — почти как у ртути, шесть кило гафния — это по объёму как поллитра, примерно. А у меня все эти два ящика гафния — маленькими слиточками по сто грамм. Дал им шестьдесят слитков — у них же там не указано, в каком виде эти шесть килограмм гафния в лаборатории, — Ливси Шевчик снова хихикнул, — Они ещё плакались, мол, слишком до хуя по деньгам выходит, пришлось у прапора со службы горючего девять тысяч баксов рублями одолжить. 
Мы по очереди подержали в руках «наш» рельсотрон. Он выглядит неебически круто — Куратор на легендарном фото стоит именно с ним.

— Так, а для [Магистра]-то у тебя что? — спросил Куратор, — А за рельсотрон, конечно, спасибо, — и Куратор аккуратно положил ящик с рельсотроном в наш верный фургончик.
— Ааа, для [Магистра], — Ливси Шевчик заулыбался, — Ща, принесу.
Ливси Шевчик снова ушёл в кирпичный домик и вышел обратно, держа в руках коробку из-под системного блока. Внутри в «антистрессовую» плёнку были упакованы стеклянные бутылки с жидкостью красивого бирюзового цвета внутри.
— Настойка на травах по рецепту самого императора Марка Порция Катона! — гордо объявил Ливси Шевчик, — Сам Катон называл свою настойку «Iocularum» и рекомендовал её как успокаивающее и расслабляющее средство. Если хотите, могу тоже подогнать вам бутылочку. Только пить осторожно, блядь, и не больше двух рюмок. Травки-то там, знаете ли, всякие понамешаны...
Мы согласились, и Ливси Шевчик принёс из кирпичного домика ещё одну такую же бутылочку.
— Щас попробуете? — спросил Ливси Шевчик, — Сразу говорю: Серёге не налью.
— Не, — Куратор положил бутылку в пакет, свернул пакет и убрал его в бардачок, — Дома или на Базе, в общем, в спокойной обстановке.

Мы поехали обратно в «INFRAVIOLET». Время уже близилось к обеду. На нашем ресепшене уже вовсю восседала Наташа Белка, а другая девочка, Камилла, что-то ей показывала на мониторе. А саму Наташу Белку было не узнать: деловой юбочный костюм тёмно-синего цвета, оранжевый шейный платок и «гламурно-офисный» макияж. Вообще — совершенно другой человек, не как в пятницу.
— Ну как работается, Наташ? — спросил Куратор.
— Отлично, — ответила Наташа Белка, — Я работала в этой системе {документооборота} раньше, ничего сложного.
— Очень умная девочка, — хихикнула Камилла, — Наконец-то. А то заебали дуры. Миниюбку одеть и блядский макияж сделать мозгов хватает, а распечатать документ с двух сторон — уже нет, блядь.

Сергей Спина и Андрей Град ушли в буфет за булочками, Куратор пошёл относить ливсишевчиковскую настойку [Магистру] (даже не стал вызывать грузчиков — сам понёс), а я пошёл к сисадминам, в кабинет №256. Сисадмины, как обычно в это время, разложили на столе для ремонта компутеров корпоративную газетку, поставили сверху водочку, корпоративные рюмочки, консервированные овощи и напиток «Байкал» и вовсю обедали.
— Здравствуйте коллеги! — я пожал лапки коллегам, — Мне кажется, или кого-то не хватает?
— Лео уволили, — захихикал готишный сисадмин Гриша, — За тот пиздец, когда он документооборот наебнул.
— Правильно сделали, — сказала Лили, начальница отдела закупок, восседающая на месте отсутствующего Антонио со стаканчиком кофе.
— Кого-нибудь вместо него взяли? — поинтересовался я.
— Ага, — заулыбалась готишная Цветана, — Моего младшего брата Тодора. Они с Антонио щас в серверную отошли, скоро будут.
Как сказала бы Лили, «вспомнишь солнышко — а вот и лучики». Антонио с Тодором вернулись. Тодор — совершенно обычный цивильный парнишка в худи, джинсах и очках.
— Слышь, Тодор, — хихикнул Гриша, — Я тут стих придумал:
Погаснуть не дадим костру,
А я ебал твою сестру.
— А я знаю, — заржал Тодор, — Мне Цветана говорила. Да и на свадьбу вы меня позвали.
— На свадьбу??? — удивилась Лили.
— На свадьбу, — засмущался Гриша, — Я хотел чуть позже рассылку сделать... Блядь, ну, в общем — да, мы с Цветаной скоро женимся. Все присутствущие приглашены!
— Ох ты ж ни хуя себе! — воскликнул Начальник Айтишников, — За это непременно надо выпить!
— Зайчики, — восхитился Антонио, — Я почему-то уверен, что подружкой невесты будет Фабиана Катона.
— Я почему-то тоже, — согласился Гриша.
Начальник Айтишников разлил всем по целой рюмке.
— Григорий, — начал говорить тост Начальник Айтишников, — Мы все очень рады и за тебя, и за Цветану. Мы очень надеемся, что вы вместе будете счастливы по максимуму. Цветана Тодорова Каинова, — обратился он к Цветане, — Будете брать фамилию мужа?
— Не буду, — ответила Цветана, — Круче фамилии Каинова — только Батори или Колонна, наверное. Гриша, впрочем, тоже отказался брать мою фамилию, — Цветана хихикнула.
— В общем, коллеги, будьте счастливы! — Начальник Айтишников чокнулся рюмочкой с присутствующими и выпил.

Пропустив несколько рюмочек с сисадминами, я пошёл в наш кабинет и рассказал нашим парням про грядущее событие. Парни обрадовались — душа давно требовала отвязного праздника, и вот, он скоро произойдёт. Куратор даже вознамерился достать свой «парадный» белый пиджак. Андрей Град принципиально не носил «классику», поэтому сразу сказал, что ограничится «парадным» светло-серым худи и «парадными» асфальтово-серыми карго-штанами. Куратор тоже предложил выпить за счастье Гриши и Цветаны, и мы дерябнули по пятьдесят коньячку. На вкус — мерзейшая гадость, наверняка, выдержка — лет пятьдесят, не меньше.

Этим же вечером мне пришла рассылка:

Дорогие друзья.
Мы с Цветаной Каиновой решили соединить наши жизни вместе. Я люблю Цветану, Цветана любит меня — и по такому случаю мы организовываем небольшой праздник. Если вы читаете это письмо, значит, вы мне настолько по-человечески дороги, что я приглашаю вас принять участие в нашем с Цветаной празднике. Дресс-код — совершенно свободный, но если вы оденетесь празднично — нам всем будет очень приятно :)
Встречаемся у ЗАГСа Восточного района Лунска в 10:00, в субботу. Адрес: город Лунск, улица Старый Город, 32. Далее едем на автобусе за город в коттедж — бухать и жарить шашлыки :)
В воскресенье днём этот же автобус нас заберёт.

С преведом,
Григорий :)

Я пробежался взглядом по списку адресатов. И Сильвия с Эржи, и Лена с Фабианой, и мы все вчетвером, пара девчонок из бухгалтерии, несколько разработчиков... В общем — где-то чуть больше двадцати человек. Плюс человек десять не с нашей работы, адреса с «собачками».
И поле «copy» с единственным адресатом — Tsvetana Kainova/INFRAVIOLET. Мимими.

Я настолько давно не надевал костюм с галстуком, что даже забыл, что он у меня вообще есть. А он — вот он, серый в ёлочку, из «Мосторга» — тёмно-синий костюм-тройка. Я думаю, к нему с белой рубашкой пойдёт сиреневый галстук в полоску и запонки с сиреневой вставкой...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
Длиннопост
| Комментариев: 0
    Новых комментариев: 0
  1. Комментариев нет...