[KYROV] Лунск XXXVI. К юбилею Елизаветы Георгиевны

И снова здравствуйте, мои драгоценные читатели! Вы же драгоценные?
ВНЕЗАПНО, в городе Лунске дни с 7 по 9 августа были объявлены официальными выходными и праздничными днями. По такому поводу в пригороде проводится тематический опен-эйр, куда и занесло наших отважных героев — Сергея Спину, Андрея Града, вашего непокорного слугу и нашего родного Куратора.
!!!!!! !!!!!!! 18+ !!!!!! !!!!!!!



Dysclaimer В тексте встречаются или могут встретиться: обсценная лексика, иноязычные вкрапления, занимательная конспирология, очень много букв, якиманский чёрный юмор, неполиткорректные шутки, упоминания алкоголя, табака, психоактивных веществ, сексуальных перверсий, а также аморального, безнравственного или асоциального поведения. Все персонажи, места действия и события вымышлены, любое совпадение с реальными людьми, местами действия или событиями, произошедшими в прошлом либо в будущем, является случайным и непреднамеренным.


====== = ======
Реклама
Мои дорогие, прекрасные и самые родные на свете читатели. Удовольствие от чтения цикла рассказов про город Лунск и его чудаковатых жителей будет неполным, если вы не заглянете в единственный существующий официальный телеграм-канал города Лунска — «Типичный Лунск» (https://t.me/Lunsk_Official). Здесь содержатся иллюстрации к этому блогу, а также — я вам гарантирую — я вывел страдание хернёй в GTAIV и GTAV на невиданный доселе уровень.
====== = ======

...Вот представь: приходишь ты к стоматологу и говоришь: доктор, сделайте мне жубки, как у Миры Куколд. Как ты думаешь, доктор сильно охуеет?..

...Это был маленький человечек со смешными ботиночками на крохотных ножках, а его жубки были настолько мягкими и шелковистыми...

...А если тебе ещё и валиум вкололи, то просто наблюдаешь, как на часах на стене минутная стрелка бежит в десять раз быстрее обычного...

...Я бы хотел, чтобы у него не только жубки были, но ещё и вместо носика — клювик, как у воробушка. Или как у птеродактиля — тоже с жубками. Смешно было бы, ага?..

...Мы вот Генриха потому и называем «мистер Жубки» — что жубок почти нет. Степану про это рассказал, а он: «Ааааа, ыыыыы, я тоже скоро стану мистером Зубки»... А у него-то проблема: живёт где-то в деревне под Обнинском, жена, трое детей, а на жубки денег уже не хватает, только на «дудку»...

...А если денег до хуя — можешь дополнительные жубки себе имплантировать, — а то чё, как стадо, с тридцатью двумя-то ходить. Я встречал человека, у которого было пятьдесят восемь зубов, и он мог своими жубками перекусывать провода. Я даже больше скажу — я подозреваю, он их для этого себе и имплантировал — чтобы провода перекусывать и этим выёбываться...

Пьяненький Куратор рассказывает про свой опыт посещения частных стоматологических клиник





С седьмого по девятое августа в пригороде проводился фестиваль электронной музыки «Гекатомба». Название, ИМХО, вполне себе в лунском стиле, однако, для опен-эйра немного странное. Как бы то ни было, мы сейчас ехали в нашем верном фургончике на место проведения опен-эйра, а в бумажнике у Куратора трепетали наши четыре VIP-билета. Абсолютно всем сотрудникам «INFRAVIOLET» по блату раздали VIP-билеты, позволяющие провозить собственное бухло, а также дающее доступ к артистам (и кто-то из наших даже туда попёрся, за кулисы).
Сам опен-эйр проводился Корпорацией Батори как раз по случаю дня рождения Елизаветы Георгиевны. Поэтому ничего удивительного, что повсюду были венгерские триколоры, а в списке участников значились диджеи и музыкальные коллективы из Венгрии. На самом опен-эйре продавалась хуева туча атрибутики: помимо венгерских флагов, также были баторинские флаги с зелёным дракончиком, майки-худи-банданы-кЭпки, чехлы на мобилу, брелки с брелоками и прочие значки. Я себе купил белую футболку «BATHORI 60» с зубастеньким щитом.

Следует отметить, что празднование Дня Рождения Елизаветы Георгиевны Батори на официальном уровне В Лунске не празднуется. Даже после того, как факт чудовищной клеветы на Елизавету Георгиевну был убедительно доказан лунскими историками, максимум, что обычно было — упоминание одной строчкой на всяких новостных ресурсах. Тем более, было странно, что дни с 7 по 9 августа в Лунске (и во всём Лунском районе, вместе с деревнями, сёлами и пгт) были объявлены официальными выходными и праздничными днями — как говорят всякие Официальные™ Лица™, в честь какой-то круглой даты древней русско-венгерской дружбы. Да, официально праздник так и называется — «сколько-то-сотлетие русско-венгерской дружбы». Однако, символично.

Припарковавшись на стоянке, мы извлекли из фургончика палатку и прочий скарб, и пошли искать место. Нам бы хотелось, чтобы, с одной стороны, было достаточно далеко от сцены, чтобы музыка не мешала спать, а с другой стороны — достаточно недалеко от сцены, чтобы слишком далеко не ходить. И, в конце концов, мы таки нашли подходящее место.
— Сто лет уж палатку не разбивал, — сказал Куратор, забивая колышек в землю, — А гляди ж ты — до сих пор помню, как это делается, — палатка у нас была не туристическая, а самая что ни на есть армейская, УСТ-56.
До начала музыкальной части опен-эйра оставалось где-то два часа. Поэтому мы расположились, достали пивко и баночные быдлококтейли, и слегка выпили под неторопливую беседу.
В процессе Куратору позвонили. Звонила Эржи из Венгерского департамента и спрашивала, где именно мы расположились, дабы составить нам компанию. Куратор кое-как объяснил, и через пятнадцать минут к нам подошла компания людей — три девушки и один парень.
— Szia kollegak! — Эржи заулыбалась. Заулыбались и её спутники — Сильвия, Фабиана и простой венгерский парень по имени Жолт (и по кличке «Жёлтый»).
— Здравствуйте-здравствуйте! — ответил Куратор, — А вы какими судьбами?

Наши венгерские коллеги в принципе не могли пропустить этот музыкальный фестиваль — само собой. Девчонки в принципе запрягли Жолта и поехали на нём во всех смыслах. Именно он выступил в роли водителя на своём сереньком «Инготе», именно он погружал и разгружал все вещи, а сейчас — именно он ставил палатку в нескольких метрах от нашей, пока девчонки, достав по бутылочке пивка «Лунский меридиан», общались с нами. Эржи патриотично завернулась в венгерский флаг, Сильвия, не менее патриотично — в баторинский. Фабиана же ограничилась повязанной на руку банданой в виде венгерского флага.

Музыка началась без какой бы то ни было вступительной речи. Хорошо. Люди потихоньку потянулись к сцене, мы же пока слегка поддавали рядом с палаткой. К нам подошёл простой венгерский парень по имени Жолт.
— Парни, — обратился к нам Жолт, — Я щас на почту пойду, вам взять чё?
— Пошли вместе, — к Жолту подскочил Сергей Спина, едва мы хоть как-то успели отреагировать, — Парни, скоро будем!
— Это будет эпично, — накаркал Куратор и поднял на уровень глаз бутылочку с пивком, — Вздрогнули.
Мы вздрогнули.
— О, — Куратор потыркал в мобилу, — Рома с Кирой таки пришли на день рождения Елизаветы Георгиевны в «INFRAVIOLET», — и Куратор продемонстрировал нам фото.  Это было селфи парня, сделавшего серьёзное лицо, в то время, как девушка, которая его обнимала, сделала смешную рожу. Это были наши менеджеры с «Радио 67», так я узнал, что их зовут Рома и Кира.
— Пожелаем им обоим удачи, — Куратор убрал мобилу, — У меня [жена] тоже в «INFRAVIOLET» сегодня пошла.
— Нормально у вас так, — сказал Андрей Град, — Ты тут, бухаешь, а жена у тебя в это время по клубам ходит?
— Ну да, — Куратор сделал глоток пивка, — Друг от друга нужно отдыхать, чтобы не заёбывать.

Через некоторое время Андрей Град пошёл поплясать, а мы с Куратором отправились прогуляться по территории. Ну, так, недалеко чтобы. И минут через десять мы оказались перед большой палаткой.
Палатка, стоявшая перед нами, по размерам больше напоминала полевой госпиталь-палатку (реально — огромная), а рядом с ней на примерно трёхметровом флагштоке развевался флаг Лунного Клуба «INFRAVIOLET». «Видимо, это наши», — догадались мы. Куратор без стука зашёл внутрь.
— Здравствуйте, коллеги! — воскликнул Куратор.
— Аааа, привет, [Куратор]! — внутри палатки было с полтора десятка человек, и каждый счёл своим долгом поздороваться. Люди были — буквально, «каждой твари по паре»: от каждого подразделения по паре человек. От сисадминов были Антонио и Гриша (готишный), например, а от финансовой дирекции — Лена, Люси и Максим. И палаткой действительно был настоящий полевой госпиталь, списанный и купленный у одного прапора из Лунской дивизии. Мы, правда, свою армейскую палатку тоже у прапора покупали, и не исключено, что у этого же.
— Ну, за встречу, коллеги, — к нам подошёл Максим из Финдирекции и «чокнулся» с нами своей бутылкой пива. В отличие от нас, плебеев с «Лунским меридианом» и «яшей», Максим пил какое-то чешское пиво, всё название в диакритике.
— Давай, — согласился Куратор, — Чё, танцевать пойдёшь?
— Не хочу, — Максим усмехнулся, — Слушай, можно тебя на пару слов тет-а-тет?

Максим с Куратором вышли из палатки, а я остался внутри. Поздоровавшись со всеми, я направился к админам. Админы вели свои обычные админские беседы — какой проц/мать/видюха круче, и чем один дистрибутив Линукса лучше/хуже другого. При этом, не страдая излишним стеснением, едва обосновавшись, они разделись до трусов (единственные из всех присутствующих) и беседовали прямо вот так. Впрочем, на них почти не обращали внимания, разве что слегка хихикали.
— Гриш, кто это тебе так спину расхуярил? — спросил я нашего готишного сисадмина. Его спина была от души то ли расцарапана, то ли отхлёстана чем-то тонким.
— Цветана, кто ж ещё, — хихикнул Гриша, — Под Дайри Оф Дримс. Она, кстати, скоро тоже подъедет, я ей зарезервировал место, — и показал на сваленную в кучу свою одежду рядом со своим «спальником».

Надо сказать, что с раскладушкой и с комплектом постельного белья догадался приехать только Максим, остальные ограничились стандартными туристическими спальными мешками.
— К нам в отдел скоро «блатного» возьмут, — сказал Антонио, — Леонид Платонович Птенчиков, хиии... Ща, расскажу поподробнее; Гриш, наливай вискарик пока.
И вот что рассказал Антонио. Одного из наших охранников зовут Платон Птенчиков, он на короткой ноге с главбезопасником, и пропихнул своего сына сюда на работу. Птенчиков-младший был очень ярым задротом, жил с родителями, не пил, не курил, но не умел практически ни хуя. В своём резюме он указал, что является «администратором Microsoft Word», хотя, не факт, что он вообще рвался к нам работать. Скорее всего, его не в меру активный папа ультимативно пристроил, но, формально, надо было всё равно составить резюме. Сисадмины, конечно же, возмущались, начальник сисадминов даже пошёл к главбезопаснику, пытался его убедить, мол, администрировать сервера — это не то же самое, что набирать текст, но главбезопасник был непреклонен: «Леонид уже учит Active Directory и Lotus Domino». И в самом обозримом будущем это чудо должно было выйти на работу.
— Всем здрасьте! — в палатку пролезла Цветана, держа в руке пиво.
— Забор покрасьте! — крикнул Гриша.
— Ща, я те' покрашу, — Цветана положила рюкзак и взяла Гришу за откушанные на бургерах щёчки, — Ну что, борода многогрешная, поехали в субботу с мамой знакомиться.
Гриша глупо заулыбался и захихикал.
— Мою маму зовут Мария Петрова, — продолжала Цветана, — Не Петрова и не Петровна, хотя, она и не обижается на Петровну. Но она очень хочет тебя увидеть. Так и сказала: «я должна увидеть этого святого человека, который выдержал тебя дольше полугода».
Цветана допила бутылку, выбросила её в урну (да, мы привезли с собой урны!) и достала из рюкзака следующую.
— Чёт я как-то побаиваюсь, — заломался Гриша, — Мне кажется, она меня изначально не любит.
— Да брось ты, — Цветана взлохматила Грише волосы, — Она видела тебя на фотках, говорит, милый. Говорит, на Киркорова похож — такой же чебурашка, — Цветана снова взлохматила Грише волосы и поцеловала в маковку, — Вот папе ты точно сразу понравился. Папа с ранней юности ярый рок-н-ролльщик, будете пить с ним на кухне ракию и говорить про Пинк Флойд и Лед Зеппелин. Мой бывший из-за этого пострадал однажды. Пришёл он ко мне, мы там, эт'самое, в общем, в итоге мы выпили вдвоём литр водки, и меня вырубило. Папа в тот день тоже бухал, ему стало скучно, и он доебался до моего бывшего. А бывший — цивил до мозга костей, слушает всякую хуйню типа «Дискотеки восьмидесятых». И тут папа его заставил смотреть фильм «Стена». Сидели, пили папину ракию и смотрели «Стену», пока я спала. Папе-то норм, а бывший страдал.
— Цвет', у тебя страшные родственники, — хихикнул Гриша, — Ладно, хорошо, в субботу поедем к маме. Только я не буду ради такого случая надевать костюм с галстуком.
— Это необязательно, — Цветана тоже хихикнула, — Просто будь максимально готишным.

Тем временем, стемнело. И музыка стала гораздо жёстче. Мы с Куратором вернулись от «клубной» палатки и поддавали возле нашей, Андрей Град выделывал коленца где-то возле сцены. Сергей Спина так и не объявился — да и хуй с ним, ещё найдётся. «Пойду пройдусь», сказал я Куратору — «Угму», ответил Куратор. Я решил пройтись в лесок неподалёку — собраться с мыслями, да и просто побыть в одиночестве. Я захватил кураторский карманный фонарик и пошёл прямо вглубь.
Пройдя метров, может быть, пятьдесят, я встретил Сегея Спину. Он сидел на пеньке и, приложив к уху сигаретную пачку, аки рацию, что-то активно слушал.
— Серёг!.. — обратился я к Сергею Спине.
— Тих-тих-тих-тих-тих, — Сергей Спина прижал палец к губам, — Я слушаю секретные переговоры властей с инопланетянами! По ходу, нас всех сдали им на опыты!..
Я подошёл поближе и присел на корточки рядом с Сергеем Спиной.
— Им нужен калифорний, — Сергей Спина продолжал слушать сигаретную пачку, сделав крайне сосредоточенный вид, — Много калифорния — грамм двадцать... Блядь. Они знают [Куратора]!..
Я закурил. Сергей Спина отодвиную свою пачку-рацию от уха, достал сигаретку и тоже закурил. Выдохнув дым, он снова приложил сигаретную пачку к уху и вслушался. Я с интересом наблюдал за Сергеем Спиной.
— О, я так и думал! — Сергей Спина поднял указательный палец, — Американцы не были на Луне! Они хотели, но жители Луны пригрозили дать им пиздюлей, если они реально прилунятся. Пришлось снимать прилунение в Голливуде!.. — Сергей Спина вытаращил глаза и поднял пальчик, при этом смотрел он не то, что не на меня, а и вообще мимо меня, — Жители Луны и советским тоже угрожали, и китайцам, поэтому «лунная афёра» — это настоящий глобальный заговор правительств!..

Я оставил Сергея Спину ловить волны, а сам отправился дальше. Чуть подальше я прошёл мимо ебущейся парочки (со словами «Простите, я заблудился»), а потом, сделав небольшой крюк, вернулся к нашей палатке. К нам в гости заглянули сисадмин Антонио (на этот раз догадался надеть шорты и футболку) и хорошая венгерская девушка Фабиана.
Мы снова выпили и обсудили наши дела. Дела шли. Сильвия и Эржи куда-то ушли (то ли к сцене, то ли в лес, то ли ещё куда), и Фабиане просто стало скучно. Но Фаби сейчас была весьма живой и болтливой — что неудивительно, после нескольких литров пива-то. В палатке Лунного Клуба было уныло — несколько человек спали, остальные разошлись, кто куда. Последняя надежда сисадмина Антонио — готишный сисадмин Гриша — был уведён приехавшей Цветаной в неизвестном направлении, и Антонио тоже заскучал, а идти плясать не хотелось. Куратор, по его словам, последний раз плясал на дискотеке во времена своего студенчества, и щас ему даже просто лениво.

Слово за слово — и тут я вспомнил про Сергея Спину, сидящего на пеньке в лесу. Мы, конечно, поржали над ситуацией (а Куратор даже произнёс сакральное «А я говорил!»), но мы решили все вчетвером сходить и проведать нашего родного Спинку (про существование Жёлтого все как-то позабыли). Я тогда настолько охуел от увиденного, что даже не догадался его сфотографировать, однако, сейчас мы все держали мобилы наготове.
Сергей Спина всё так же продолжал сидеть на пеньке, прижав к уху сигаретную пачку.
Начали фотографировать со спины (Спину — со спины, хиии) и медленно двигались вокруг него, продолжая фотографировать. Было очень интересно, когда он это заметит. И лишь, когда я отснял пять фото в анфас, он очнулся:
— Всем привет!
— Чё слушаешь? — спросил Куратор, — Что там по сигаретной пачке передают?
— Тсссссс, — Сергей Спина поднял палец, — Я только что раскрыл ещё один заговор Мирового Правительства. Наша планета — это всего лишь инопланетная ферма, и Мировое Правительство обеспечивает поставки инопланетянам урожая и приплода скота. Да, мы для них тоже скот, — Сергей Спина оглядел нас всех своим стеклянным взглядом.
— Бля, да это каждый лунский пятиклассник знает, — махнул рукой Куратор, — Ты мне лучше вот что скажи. Сколько будет ноль целых пять десятых плюс одна вторая?
— Нутром чую, что литр, а доказать не могу, — шёпотом сострил сильно поддатый Антонио.
— Я думаюююююю.., — Сергей Спина задумчиво посмотрел куда-то вверх, — Я думаю, что да. Хотя, смотря, с какой стороны посмотреть.
— Ладно, Серёг, отдыхай, — Куратор похлопал Сергея Спину по плечу, — Пошли по лесу прогуляемся на сигаретку-другую. Я думаю, завтра мы всё равно хуй уедем отсюда. Очень грустно, когда из всей компании самый бухой или самый упоротый — это шофёр.

Мы напоследок снова оглядели Сергея Спину, сидящего на пеньке и слушающего радио через сигаретную пачку, и пошли в глубь леса. Не настолько вглубь, чтобы вообще не слышать музыку (типа ориентира), но таки вглубь. Мы с Куратором обсуждали недавние события, Антонио с Фабианой тоже о чём-то перешёптывались.
Мы, конечно, оказались не одни такие любители прогулок, и то тут, то там ходили-бродили люди. Но всё равно было неожиданно наткнуться на наших финансистов — Лену, Люси и Максима.
— О! Какие люди! — Максим нам помахал. А на Лену стало грустно смотреть.
— И снова здравствуйте, коллеги! — Антонио помахал финансистам в ответ, — Я вас всех очень-преочень рад видеть, честно. Особенно, Лену.
— И я, — сказала пьяненькая Фабиана и показала финансистам язык, продемонстрировав аж три штанги в языке. Лена уткнулась Максиму в плечо и то ли плакала, то ли материлась. Мы с Куратором понимающе переглянулись и одновременно хихикнули.
Лена подошла к нам.
— Антон, Вы меня бесите, — Лена просверлила Антона взглядом, — Фабиана, Вы меня бесите, — Лена просверлила взглядом Фабиану, — Вы оба меня бе-си-ТЕ, блядь, — Лена ткнула пальцами в Антонио и Фабиану.
— Это потому что мы Вас любим, да? — невинным голосом спросила Фабиана и сделала такое же невинное лицо, — Мы не можем ответить Вам тем же, извините нас.
— Вы мне нравитесь, пардон, Я не знал, как это Вам сказать, — с выражением зачитал Антонио, — Я люблю Ваш лексикон, Я люблю улыбку и глаза. Это даже не беда — То, что Вы не курите табак. Вы мне нравились всегда, И Вы это знаете и так.
— Вы меня вдвоём заебать решили, да? — Лена сверкнула глазами.
— Lena, szeretem, ha mocskosul beszelsz, — сказала Фабиана и посмотрела на Лену настолько влюблёнными глазами, что обычно непрошибаемая Лена вдруг натурально засмущалась и отвела взгляд.
— Лена, — Антонио тоже немного смущался, — Пожалуйста, давайте с нами втроём выпьем. У нас есть два литра вискарика, так что с нас — вискарик, с Вас — просто быть рядом. М?
— Лен, они тебя не съедят, я гарантирую, — усмехнулся Максим. Честно говоря, Максим давно хотел заняться Люси, и Лена ему только мешала, — А Антоха — клёвый пацан. Напоминает мне молодого меня, уххх!
— Фаби — отличная девчонка, — присоединился Куратор, — У меня жена как раз таких любит. Возможно даже, что и сама Фаби была у меня дома, пока я с пацанами на Базе бухал...
— Хорошо, — Лена кисло улыбнулась, — Антон, Фабиана, я составлю вам компанию. Давайте, шуршите. Я пью виски с колой «один к трём», а ещё я хочу бутербродов с сыром. И где мы всё это пить будем?
Фабиана притащила виски и колу, Антонио принёс большой плед и три подушки. Следует заметить, что они это всё принесли из нашей палатки. Хлеб с сыром у нас тоже нашлись, как и пластиковые подносы с хрустальными стаканами (Куратор специально для вискаря взял).

Я заглянул в «венгерскую» палатку. Сильвия и Эржи лежали в обнимку и, видимо, спали.
— Szaska, я вижу тебя, — пробубнила Сильвия.
— Можно к вам? — спросил я.
— Szaska.., — Сильвия сделала «потягушечки», — Bazmeg, menj a picsaba, kerem. Я сегодня принадлежу Эржи, а ты сегодня лишний. Можешь обнять [Куратора] или Антона. Jo ejszakat, споки-ноки!
Я выполз обратно. Тем временем, Лена, Фабиана и Антонио вовсю обосновались на нашем пледе, бухали наш вискарь и общались. И обосновались они очень интересно: Лена полувозлежала на наших подушках, а у неё в ногах сидели Антонио и Фабиана. Куратор положил мне руку на плечо, и мы пошли, куда глаза глядят, предоставив голубков самим себе.
— Пойдём, сходим к сцене, — предложил Куратор, — Разнообразия ради.

На дворе вовсю стояла ночь, однако, то тут, то там воздух разрезали тонкие линии цветных лазеров, а из-за стробоскопа всё вокруг казалось каким-то замедленным. Очень интересные ощущения. Куратор шёл и пританцовывал, я же старался никуда и ни в кого не въебаться.
Немного побродив вокруг сцены, мы двинули в направлении палатки Лунного Клуба. Практически все, кто там обитал, сейчас тряслись возле сцены, так что можно будет в спокойной обстановке побухать с теми, кто остался в палатке.
Это были аж двое человек — Максим и Люси. Они жарили шашлык.
— Ребят, угостите шашлычком, — попросил Куратор.
— О, [Куратор], опять ты, — Максим заржал, — Давай, какой будешь? Свиной или бараний? А ты, Александр?
Мы с Куратором оба выбрали баранину. Максим налил нам по полстакана какого-то дорогого вискаря.
— Давайте врежем за Елизавету Георгиевну, коллеги, — предложил Максим. И мы все присоединились.
— Слушайте, коллеги, — Люси икнула, — А вы не знаете, как Антона вообще угораздило?
— Что угораздило? — спросил Куратор.
— В Лену втрескаться, — Люси снова икнула, — Она ж припизднутая. И матерится постоянно.
— Может, ему именно такие и нравятся, — хихикнул Максим, — Был у него на вписке пару раз, он ночевал с весьма... хм... гм... эээ... своеобразными девушками. У одной — половина головы синяя, половина — фиолетовая. Другая — вся в чёрном, ещё и в шляпе с пером и вся в серебряных кольцах и висюльках.
— Да ты там, наверное, единственный «цивил» был, — расхохотался Куратор, — Там же неформалы тусуются, в основном.
— И наши мужчины, склеивающие неформальных девочек, — разочарованно пробубнила Люси и рассказала несколько историй про наших сотрудников, шпилящих всяких разных готесс прямо на вписке у Антонио, — Максим, а тебя-то как туда занесло?
— Меня Серёга Грифонов позвал, — ответил Максим, — Сказал, будет круто. Ну, и — действительно, было круто. Не, я так, с Серёгой за компанию был. Я там был с вечера пятницы до вечера воскресенья, и из наших, помимо нас с Андрюхой, заходили только два разработчика (фамилий не знаю, врать не стану) и Володька Светланов. Причём, Володьке Светланову дали пизды, — Максим заржал, — Он настолько всех заебал своими байками и охуительными историями, что ему просто набили морду. Нет, не прогнали, — под всеобщие смехуёчки добавил Максим, — Просто попросили хотя бы иногда давать отдохнуть и фонтану.

Было уже довольно светло. Со сцены играла лёгкая и спокойная музыка, а люди, преимущественно, спали. Мы с Куратором вернулись от «клубной» палатки, и нам предстала необыкновенная милота.
— Блядь, охуеть! — прошептал Куратор, доставая мобилу и фотографируя, — Завтра снег пойдёт, не иначе!
Это была невероятно милая (даже «мимимилая») картина. Лена, Антонио и Фабиана втроём лежали всё на том же пледе, укутавшись другим (тоже нашим) пледом. Посередине на спине лежала Лена и спала изо всех сил. Антонио и Фабиана лежали по бокам от Лены, прижавшись к ней, и Лена обнимала их обоих. Невероятно трогательное зрелище, я тоже сфотографировал их на память.
Мы с Куратором тоже собрались спать, но мы таки решили пойти в палатку. Я лёг, накрылся пледом, который, видимо, чудом не заметили Антонио и Фабиана, и практически мгновенно вырубился.

Врубился обратно я где-то в половине первого дня. Вдалеке играла бодренькая музыка, однако, все наши куда-то запропастились. Оглядевшись вокруг, я всё-таки заметил, что кто-то неподалёку от меня щемит. Подошёл поближе — это оказался Сергей Спина. И щемил от настолько ударно, что даже не отреагировал на тычок пальцем под рёбрышко. Ну, по крайней мере, в итоге он таки до нас добрался, хорошо. Я навестил палатку наших венгров — там столь же яростно щемил простой венгерский парень по имени Жолт (и по кличке «Жёлтый»). И всё. Остальные все куда-то разбежались.
Согласно программке, сейчас вместо диджейских сетов живьём выступают вокально-инструментальные ансамбли электронной музыки. Не исключено, что все наши как раз там — пляшут, слэмятся и просто всячески отрываются. Я закурил сигаретку и направил свои стопы к сцене.
На сцене под задорный трансовый бит не менее задорно скакали две девчушки — одна в «классическом» готишном прикиде, другая — в «киберготишном». Андрей Град в обнимку с чуваком из лингвистического отдела плясали, вскидывая ноги во все стороны, сразу понятно: нажрались. Хотя, трезвых здесь в принципе было мало. Я не стал их беспокоить и продолжил свой обход.

— Дайте сигаретку, пожалуйста, — ко мне подошёл не очень трезвый Сергей Грифонов из управления проектами, — О, а я Вас знаю.
— Да, Сергей, Вы меня действительно знаете, — я протянул ему пачку. Сергей был человеком того самого смазливо-ботанического очкастого типажа, с которыми людьми мне всегда хотелось сделать что-нибудь этакое. Поэтому, пока Сергей прикуривал, я прокашлялся и продекламировал:

Сергей, я Вам осознанно откроюсь,
Пожалуйста, держите крепче стул;
И если будет «нет» — я не расстроюсь,
Но я бы Вам, Сергей, конечно, вдул.
Но только не поймите Вы превратно —
Хотя, превратней некуда уже.
И, как бы Вам бы ни было понятно —
Увидимся на Вашем этаже.

Сергей поперхнулся сигаретным дымом и закашлялся.
— Сергей, спокойствие! — я похлопал его по спине, — Это всего лишь стихи, не воспринимайте их настолько близко к сердцу.
— Александр, меня предупреждали, что Вы с ебанцой, — сказал Сергей и как-то странно хихикнул, — Ещё, когда я устраивался на работу, мне рассказали про «всё плохо, принтеры ломаются, „ботаники“ тоже ломаются».
— Согласитесь, красиво звучит, — я хихикнул, но почувствовал, что сейчас зальюсь краской. Сергей похлопал меня по плечу и отправился по своим делам, а я — по своим.

В итоге я дошёл до палатки Лунного Клуба. Внутри была только наша «райская троица» — Лена, Антонио и Фабиана (ЛАФ), они лежали на положенных рядом матрасах и смотрели какую-то киношку на планшете Лены. Кроме них троих, больше в палатке никого не было.
— Фабиана, Вы меня сейчас своей аурой сожрёте, — сказала Лена.
— Мы — Ваш фан-клуб, — негромко сказала Фабиана, — Мы Вас ещё и выебем своей аурой.
— «Фан-клуб», ебённыть, — Лена сделала скорбное лицо, — Яааааа, блядь, не знаю, за что меня судьба так наказала, что в меня втрескались айтишник-извращенец и венгерка со сбитой полярностью...
— Видимо, было, за что, раз настолько интересным способом наказала, — перебил Антонио, — А можно Вас обнять? И помацать за щёчки за личные же ж?..
— Обнять Вы можете только своего удава, блядь, — злобно сказала Лена, — Только насмерть его не задушите.
— Лена, я обожаю Ваш лексикон, — Антонио смущённо заулыбался, — Давайте выпьем лучше. Вы гораздо более милая, когда выпьете. Вот, один к трём, как Вы любите, — Антонио протянул Лене стеклянный стакан с виски-колой, и сам взял такой же. Фабиана сделала себе сама и смешала один к двум.
— Давайте выпьем за Лену, — предложила Фабиана, поднимая стакан, — Очень красивая девушка с потрясающими глазами, чем-то даже на Эву Марку похоже. И улыбка — ну, я не могу просто, какая клёвая. Только характер вредный и злопамятный...
— Вас бы обоих выпороть следовало, — перебила Лена, — Чтобы на жопе места живого не было, блядь.
— Вы этого не будете делать, — уверенно сказал Антонио, — Ибо опасаетесь, что нам может понравиться. Угадал?
Лена метнула на Антонио злой взгляд и залпом осушила полстакана.
— Фабиана, вот что Вы на меня так смотрите? — спросила Лена не менее злым голосом.
— Я хочу поцеловать Вас с языком, — ответила Фабиана и игриво сверкнула глазами, — У Вас сейчас такой взгляд...
— Блядь, за что мне всё это?.. — прошептала Лена и, допив залпом оставшиеся полстакана, легла на живот и закрыла голову руками, — Магия? Карма? Проклятье? Порча? Блядь... Ёбаный пиздец...
— Ожидание: за вредность дают молоко, — хихикнул Антонио, — Реальность: за вредность дают Антона и Фаби, — Антонио вовсю заржал, — Ну, за Вас, Лена! — Антонио отпил где-то треть стакана и чуть-чуть рыгнул.

Всё это время я, не замеченный никем, стоял в нескольких метрах от них и охуевал от увиденного. Вдоволь поохуевав, я тихонечко прокрался к выходу и вышел из палатки. Закурил и подумал: завтра с утра мы, скорее всего, свалим на Базу. Надо будет поспать на нормальной кровати, я не могу выспаться на спальном мешке, да и Куратор тоже жаловался.
Тут как раз нарисовался лёгкий на помине Куратор и поинтересовался у меня, там ли Антонио. Получив утвердительный ответ, Куратор зашёл в палатку и через несколько минут вышел — уже с Антонио. Куратор затеял сплести настоящий заговор, для чего ему Антонио и понадобился.
— Дорогой Антонио, — вкрадчиво сказал Куратор, обняв Антонио за плечо, — У меня скоро ожидаются важные переговоры с важным человеком. Человек хоть и важный, но простой, и лучшей площадки для переговоров, чем твоя вписка — не найти.
— Да приезжайте, ёпт, чё ты, — ответил Антонио, — Только бухла захватите — и приезжайте.
— У тебя трёхкомнатная квартира, — продолжал Куратор, — Мне нужна отдельная комната, в которой можно курить. Бухло — вообще не вопрос, привезу ящик вискаря и две упаковки колы. Ну, только мы себе оттуда тоже возьмём.
— Да хорошо, — улыбнулся Антонио, — Вот, дальнюю комнату и возьмёшь. Там ещё музыкальный центр стоит, только сетевого провода нет. Если понадобится интернет — вайфай, сеть «Antonio's Nest», ну ты знаешь.
— А кто там у тебя щас остался? — поинтересовался я, — Ну, пока ты здесь.
— Там хорошая девушка Полина из Архангельска. Двоюродная сестра, — Антонио подмигнул.
— Ага, приютил, значит, бедную-несчастную провинциалочку, — усмехнулся Куратор, — И теперь она вместо студенческой общаги живёт у тебя.
— Блядь, как будто что-то плохое, — Антонио плюнул, — У меня ж там готы неподалёку тусуются, она оттуда. А за неё сама Юля Робот поручилась, что человек надёжный и ничего не спиздит, а ей я полностью доверяю.
— Дааа, Юля — это живая легенда, — я мечтательно заулыбался.
— Пойдёмте это дело обмоем, — предложил Куратор, и мы втроём направились к нашей палатке допивать тот вискарик, который не выпила эта «райская троица».

Я практически не выспался за прошлую ночь, поэтому где-то на половине второй бутылки я попрощался с Куратором и Антонио, и завалился спать. Мы действительно уезжали на Базу завтра с утра — Куратор подтвердил. Я выключился очень быстро, пару раз включался посреди ночи на перекур, и в итоге утром я проснулся от тычка пальцем под ребро.
— Саша, пора вставать, — Куратор снова ткнул меня под ребро, — Собирайся.
— Что за спешка-то, блядь? — я сделал потягушечки и начал медленно и плавно включаться в реальность.
— По пути узнаешь, — Куратор хихикнул, — Не ссы. Давай, я ща палатку собирать буду.
Когда мы выехали с территории фестиваля, Куратор облегчённо выдохнул и закурил. Немножко прохихикавшись, он поведал нам, сонным, зачем мы вообще так торопились.
На территории музыкального фестиваля было очень много палаток, и среди них было две, принадлежавшие нашим поставщикам оргтехники — компании «Сигма Ипсилон» (они тоже устроили тимбилдинг таким способом). А наши сисадмины на досуге делали бомбочки — примитивнейшие взрывные устройства буквально из говна, спичек и желудей — совершенно не опасные самим взрывом, однако, разбрасывающее при взрыве во все стороны принтерный тонер. И Куратор, давным-давно закупивший у сисадминов с дюжину таких бомбочек, взял с собой на фестиваль сразу четыре таких бомбочки именно с этой целью. Куратор просто очень хотел передать привет нашим дорогим поставщикам оргтехники и не нашёл лучшего способа это сделать, чем заминировать этими бомбочками вход в обе их палатки. Именно поэтому мы и свалили в пять утра — до того, как наши поставщики проснутся.

Сам Куратор был подписан на их неофициальный телеграм-канал, где они публиковали всякую корпоративную непотребщину — и ждал, когда же выложат фото. Забегая вперёд, сообщу, что главной (и, можно сказать, единственной) жертвой тонерного минирования стал некий дядя из проектного бюро. Когда этот дядя самый первый проснулся и пошёл выбираться из палатки, две бомбочки сдетонировали, и дядя наполовину приобрёл нежный цветной окрас. Он испугался, закричал: «Блядь, нас заминировали!» и побежал в соседнюю палатку, на входе в которую и подорвался на двух других бомбочках, от чего тонер покрыл пресловутого дядю почти полностью. Вот такая загогулина, понимаешь.

На Базе лично я сразу направился храпушки, даже радио не включил. Блядь, как же трудно спать в/на спальных мешках — ни хуя не высыпаешься. А завтра — трудиться. Так я до самого вечера и прощемил, как предпоследняя собака. Зато за день получилось настолько хорошо выспаться, что поздним вечером пришлось бухать, чтобы заснуть.
Вторая половина лета вообще оказалась богата на всякие интересные события. И то ли ещё будет к сентябрю-октябрю.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Тем, кто осилил прочитать столько букв — нате вам настоящий рабочий пропуск Куратора)



nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
Длиннопост
| Комментариев: 2
    Новых комментариев: 0
  1. 0
    прекрасно пишете
    Kyrov: Спасибо)
    #
    Написал аноним
  2. -1
    Молодец. С удовольствием прочитала:) Блять...Как будто в старую НЕКТУ окунулась.
    Kyrov: Спасибо) Какая прелесть, мимими)
    #
    Написала Argentum