[KYROV] Лунск XXXIIII. Корпорация Батори

Здравствуйте, о мои родные читатели!  Вы же родные же ж? После долгой паузы вышел новый выпуск невероятных приключений четырёх бездельников в городе Лунске. В жизни Лунного Клуба «INFRAVIOLET» появилась Корпорация Батори, и эта самая жизнь местами окрасилась в красно-бело-зелёный цвет. Фляжку с чем Куратор постоянно таскает во внутреннем кармане пиджака? Кто изобрёл шариковую ручку? Посещают ли инопланетяне Лунск? Читайте — и узнайте!
Сразу скажу: содержимое «18+» и очень много букв.
!!! 18+ !!!



Dysclaimer В тексте встречаются или могут встретиться: обсценная лексика, иноязычные вкрапления, занимательная конспирология, очень много букв, якиманский чёрный юмор, неполиткорректные шутки, упоминания алкоголя, табака, психоактивных веществ, сексуальных перверсий, а также аморального, безнравственного или асоциального поведения. Все персонажи, места действия и события вымышлены, любое совпадение с реальными людьми, местами действия или событиями, произошедшими в прошлом либо в будущем, является случайным и непреднамеренным.

Предыдущий выпуск — ЗДЕСЬ, весь Лунский Цикл — ТУТ.


I always wanted to be inside you
I always wanted to penetrate you
I always wanted to have you love me
I always wanted to share my evol love

А за окном последние собаки лают,
За окном кого-то У-БИ-ВААААЮЮЮЮТ!!!11
Андрей Град, вслед за «Агатой Кристи» («Странное рождество»)



На дворе был вечер, мы с Сильвией поддавали и жрали бургеры, а из ноутбука звучала венгерская электроника. И было бы круто, если бы она ограничивалась только Plazmabeat, Nothing Nada, Analog Puzzles и (с натяжечкой) Impact Pulse. Но Сильвия оказалась ещё и ярой любительницей венгерского певца Акакия Кузнецова... простите, Ковача Акоша из Bonanza Banzai, который мне упорно никак не заходил. Ну вот не заходит — и всё тут. Вроде, и музыка неплоха, и петь мужик умеет — а вот чего-то не хватает.
— Szaska, — Сильвия сделала потягушечки, — Давай поиграем в бутылочку?
— Это то, о чём я подумал? — хитро поинтересовался я.
— Igen, да, — Сильвия хихикнула и достала из шкафа порядочно закопчённую поллитровую пластиковую бутылочку, — Fuss!
Я должен признаться в ненависти к музыке регги. Ну, по-хорошему, не обязан, конечно, но меня им ещё в мою блядскую йуность заебали, и с тех пор я её ненавижу (хотя, и до этого не особо любил). Слишком приторно-позитивная, как будто столовую ложку сахара сожрал. А вот футурпоп отлично заходит. И нам с Сильвией стало хорошо. Настолько хорошо, что мы присели-прилегли на диванчик, закурили и просто стали нести друг другу всякий бред и ударяться в воспоминания. Сильвия вспомнила, как провожала Машу — айтишницу из Selenyte Consulting Russia — на поезд. Маша вместе с мужем Иваном свалила из Лунска в Санкт-Петербург с прицелом на Амстердам, и, пока Сильвия с Машей курили возле входа, Иван караулил чемоданы. Мимо проходили менты с собакой, собака гавкнула на Ивана, и Ивана под белы рученьки вместе с чемоданами утащили в ментовку. Вот пять минут буквально курили, приходят — ни Ивана, ни чемоданов. Маша подняла гевалт, и, когда они дошли таки до ментовки, их взору предстал Иван в одних трусах и перелопаченный багаж в чемоданах. Ни наркотиков, ни оружия, ни чего-то подобного менты не нашли (да ничего такого в багаже и не было), а позже извинились — мол, собачка сегодня чёт' не в настроении: Иван за сегодня был уже шестым, кого безвинно облаяли. Но в итоге всё закончилось хорошо.
Я же, ударившись в воспоминания, вспомнил, как я познакомился с Куратором. Я, Сергей Спина и Андрей Град тусовались в автосервисе «L&P» (тогда он назывался «Лёлик & Петелькин») у наших старых знакомых — Лёлика и Петелькина, совладельцев этого автосервиса. И тут на фургончике (на котором мы сейчас катаемся) приезжает Куратор и просит провести диагностику и техобслуживание. С Лёликом и Петелькиным сам Куратор тоже был давно знаком, так что тоже присоединился к нашей трапезе. И так, между делом, предложил нам работу в качестве штатных единиц отдела — просто состоять в штате и получать зарплату. Интерес Куратора же состоял в том, что он под своих подчинённых мог бы выбивать дополнительное финансирование. Так что наша «полевая группа» начиналась, по-хорошему, как сугубо личная авантюра Куратора. А вон, до чего мы дошли. Кстати, в официальных документах наша «полевая группа» называется «Четыре всадника». Куратор сам придумал название, подозревая, что его задумка может «взлететь», и свои полевые группы появятся и в других департаментах (так и вышло, кстати).

У Сильвии зазвонил телефон. Сильвия сделала мне знак «тссс» и, сосредоточившись, ответила на звонок. Поговорив по-венгерски где-то минут пять (одну сигарету), Сильвия закурила ещё одну.
— Szaska, — Сильвия весело на меня посмотрела, — Ты не угадаешь ни за что, кто к нам приедет скоро.
— Не угадаю, — согласился я, — Видимо, кто-то интересный.
— Szaaaaskaaaa! — Сильвия вскочила с дивана и начала задорно скакать по комнате, — САМА! Сама Батори Эржебет приедет!
— Ого, — это для меня было действительно неожиданно, — Что это вдруг?
— Наш отдел планируют ре-фор-ми-ро-во-вать, — сказала Сильвия, — И зачем-то её позвали.

На следующий день к полудню нас всех собрали в конференц-зале. Мы расселись в рядами расставленные кресла и начали ждать шоу. Если считать слева направо, то мы сидели в таком порядке: Андрей Град, Сергей Спина, я и Куратор.
Сначала вышел Президент Лунного Клуба.
— Здравствуйте, коллеги, — Президент взмахнул рукой, — У нас сегодня особенный день. Как вы все знаете, когда «INFRAVIOLET» только-только открылся, в 1992м, первым делом были налажены международные связи именно с венгерскими селенитскими организациями. Одной из них была «Батори Тарсулат» или «Сёстры Батори». Абсолютно все наши милые венгерские девушки, что у нас работают, — Президент заулыбался, — Входят в эту организацию — сейчас больше, конечно, онлайн. Организация полностью женская, у них даже охранники — женщины. Ну, я как-то был там в гостях. Знаете, такие накачанные бутчи, на мужиков похожи, мне даже однажды показалось, что у одного из бутчей растёт борода, — Президент взбугагнул, — Но не в этом дело. Сама «Батори Тарсулат» входит в Корпорацию Батори, которую возглавляет... Прошу вас, Елизавета Георгиевна! — Президент Лунного Клуба взмахнул рукой.

На сцену из-за кулис вышла невысокая темноволосая женщина в бордовом брючном костюме с фиолетовой блузкой. Следом за ней шла девочка-переводчица с короткой стрижкой и тоже по-деловому одетая. По залу пронёсся одобрительный гул, и то тут, то там замелькали венгерские и «баторинские» флажки.
Я тоже махал венгерским флажком, который мне когда-то подогнала Сильвия.
— О, на нашу Ленку из казначейства похожа, — Куратор толкнул меня в бок, — Гля, какая секси.
— Она моя дальняя родственница, — позади ВНЕЗАПНО раздался голос Лены из казначейства, — Оооочень дальняя. Но родственница.
— В неполные полтыщи лет будешь так же пиздато выглядеть, — сделал комплимент Куратор, — У вас обеих глаза ебанутые.
— Да, я знаю, — ответила Лена, — А от тебя спиртом несёт. Опять с [Магистром] коньяк бухал, небось?
— Да пару рюмок, ну чё ты, — усмехнулся Куратор, — Можешь тоже иногда присоединяться. У [Магистра] охуительный коньяк.
— Нет, спасибо, — вежливо, как только смогла, отказалась Лена, — Я, блядь, не могу себе позволить роскошь бухать на работе.
— Ну, есть НЕ коньяк, — Куратор достал из внутреннего кармана своего фиолетового клетчатого пиджака плоскую фляжку и протянул её Лене, — Вот.
— Это чё за пиздец? — Лена открыла фляжку, понюхала её горлышко и неприязненно сморщилась, — Пахнет как самогон из табуретки из красного дерева.
— Это лауданум, — гордо сказал Куратор, — Полтора процента эквивалент. Сам делал! Очень рекомендую, если бухать некогда...
— Блядь, ты ёбнутый?! — Лена резко закрыла фляжку и всучила её обратно Куратору, — Ты б мне ещё ширнуться предложил, мудак!..
— Тих-тих, Лен, спокойствие, — Куратор негромко заржал, — Вот знаешь, принимаешь где-то треть рюмочки — и тебе так заебииииись становится!.. Подчинённые не заёбывают, закупёры со своими заявками на оплату даже вызывают симпатию, а сисадмин Антонио, который тебе постоянно дарит шоколадки, так вообще будет казаться едва ли не прЫнцем на белом коне. А может, даже и на деревянном.
— Пошёл он в пизду, этот твой Антонио, — злобно ответила Лена, — Всё, отвернись, я Елизавету Георгиевну слушаю внимательно.

Тем временем графиня оглядела зал и поднесла к губам микрофон {все её реплики — перевод с венгерского в исполнении её переводчицы}:
— Дорогие русские друзья. Для меня большая честь снова побывать в вашей стране. Господин Аттила Хун из консульства Венгрии в Лунске сегодня провёз меня по всему городу — и он просто великолепен. Мы проезжали мимо великолепного стадиона «Красный Селенит», мы видели Лунскую Крепость. Мы лично побывали в Главном Храме, и я могу сказать — это достойная селенитов роскошь. Мы возложили цветы к памятникам Валентину Селену, основателю Лунска, и Ивану Петрову, первому Архиселениту Лунска. Вы можете увидеть всё это в моём официальном инстаграме — он подтверждён и имеет синюю отметку. Но, я думаю, сухая деловая речь — это не то, что вы хотели бы от меня услышать, поэтому я перехожу к основной программе в свободной форме.
— Охуеть, — восхитился я, — Официальный инстаграм человека, которого уже четыреста лет, как официально нет в живых.
— Кто тебе сказал? — Куратор посмотрел на меня как на дурака, — Ты сам, лично, её свидетельство о смерти видел?
— Нет, — честно ответил я.
— И я — нет, — сказал Куратор, — А знаешь, почему? Потому что его никогда не существовало. Как и её могилы. А что там в исторических книгах пишут — так бумага всё стерпит, тем более, что в них и так практически сплошной пиздёж.
— Подписывайтесь на мой инстаграм, — продолжала графиня, — Мне всегда есть, что вам показать. А как председатель правления Корпорации Батори, я сразу хочу сказать главное. Корпорация Батори приобрела двадцать процентов акций Лунного Клуба «INFRAVIOLET». Отдел по связям с Венгрией преоб-ра-зо-вы-ва-ется в Венгерский Департамент с разделением на несколько отделов. Я буду возглавлять этот департамент, а господин Андраш Орос будет моим заместителем.
По залу пронёсся гул ликования, наши венгры замахали флажками и зааплодировали. Я тоже прихуел.
— Запомните мои слова, — шепнул Куратор, — Нас ожидает ооооочень весёлая жизнь.
Надо сказать, что Куратор оказался прав.
— Корпорация Батори, — графиня сделала небольшую паузу, — Поставляет в Лунск настоящие венгерские продукты. Поскольку я теперь с вами, а вы теперь со мной — мы будем их поставлять напрямую в «INFRAVIOLET». А кроме буфета у нас здесь будет магазин с венгерскими продуктами. В любое время года вы сможете съесть настоящую колбаску из Дебрецена и запить её вином прямо из Ньирбатора...
— Графиня только что разрешила бухать на работе, — шепнул я Куратору.
— А то как будто они раньше не работе не бухали, — Куратор тихонько взбугагнул, — Базмег!..
— ...И не только вы — любой прохожий сможет зайти и купить настоящую венгерскую паприку, чтобы приготовить гуляш. Вы любите гуляш? По глазам вижу, что любите. Теперь ваш гуляш станет ещё более венгерским. Корпорация Батори вообще собирается заняться вплотную вопросом популяризации венгерской культуры. Вы все любите венгерское порно и венгерский гуляш, — сказала графиня под одобрительные смешки, — Но Венгрия — это не только порно и гуляш. Венгрия — это шариковая ручка, которую изобрёл Ласло Биро. Венгрия — это магический куб Эрнё Рубика. Венгрия — это голограммы Денеша Габора, это сёстры Полгар и группы «Neoton Familia» и «Plazmabeat». Венгерское руническое письмо — ничем не хуже, чем футхарк.
Моя челюсть ударилась об пол.
— Венгрия действительно недооценена, — шепнул мне Куратор, — Ну, ничего, Лизонька им всем даст просраться.
И далее Батори Эржебет рассказала о планах корпорации Батори на будущее. В Лунске на самом деле есть улица, названная в её честь (называется просто «улица Батори»; на ней же ещё, кстати, расположено венгерское консульство, LOL), и графиня задумала купить небольшое здание на этой улице и открыть в ней Лунский офис корпорации Батори (позже он откроется по адресу: город Лунск, улица Батори, 54). Также в планах было открыть ресторан венгерской кухни и музей лично Лизы Батори. По-хорошему, Лунск — это единственный город на планете Земля, где может существовать официальный музей Лизы Батори, так что пускай будет.
— Огромное вам спасибо за тёплый приём! — воскликнула графиня под аплодисменты, — Orosz Andras, Fazekas Erzsebet es Kyrova Szylvia, kerlek, kovess engem, — добавила она и ушла за кулисы.
— Лиза Батори в 21 веке — это интересно, конечно, — сказал я, — И это точно она? Та самая?
— Точно-точно, — ответил Куратор, — Кстати, среди селенитов часто попадаются крутые фамилии. Вон, у венгров, в «Батори Тарсулат», начальницу «русского отдела» зовут Валерия Валерьевна МессАлина. Серьёзно. Фамилию свою оправдывает пол-ность-ю.
— Ребята, привет! — к нам подошла Сильвия, — САМА меня вызвала! Что-то произойдёт.
— Буду держать за тебя кулачки, — я похлопал Сильвию по плечу.

Ну, в общем, люди разошлись, кто куда, а мы вчетвером решили пойти пообедать в ресторанчик неподалёку. За неналичием (пока что) в Лунске венгерского ресторанчика пришлось довольствоваться тем, что есть. Согревала лишь мысль, что в Москве сейчас столько же венгерских ресторанов, сколько и в Лунске — ни одного. Конечно, Лиза Батори собиралась открыть такой ресторан — но когда это ещё будет... Так что вместо паприкаша с тАрхоней пришлось обойтись классической двойной порцией варёных пельменей со сметаной (и без зелени — заебали, блядь, повсюду сыпать свою сраную зелень).
Пока мы обедали, Куратор нам снова отсыпал немножко Тайн Человечества. В приобретении Корпорацией Батори двадцати процентов акций «INFRAVIOLET» интересным было не то, что они их купили, а то, у кого они их купили. У Лунного Клуба «INFRAVIOLET» — пять совладельцев, у каждого — по двадцать процентов акций. Куратор их прямо не назвал, лишь намекнул, что это ооочень не последние люди в Мировом Селенизме. Поэтому «INFRAVIOLET» и зарегистрирован как религиозная организация (как и «Этуаль дю матэн», как и «Змеиный Храм», да) — селенизм селенизмом, а деньги «отмывать» надо. Куратор очень надеялся, что Корпорация Батори вложит в «INFRAVIOLET» кучу денег, и нам с этого тоже что-то перепадёт. А я очень хочу серебряную печатку с баторинским зубастеньким гербом (без дракончика). Поговаривали, что в нашем клубном магазинчике атрибутики может появиться и баторинская — но навряд ли там будут такие печатки, а жаль.

Посреди ночи меня разбудил телефонный звонок. Звонила Сильвия.
— Ты как там, алконавтика? — спросил я, — Ты как пошла к Батори за кулисы — так и пропала. Всё в порядке?
— Bazmeg, — ответила Сильвия пьяно-охуевшим голосом, — Szaska, bazmeg, это было просто пиздец.
Батори Эржебет позвала к себе за кулисы Андраша, Эржи и Сильвию, дабы обсудить нюансы корпоративного преобразования. Так, Андраш, как было сказано выше, стал замдиректора Венгерского Департамента (да, это теперь его официальное наименование), Эржи стала начальником отдела венгерской культуры (рекламщики + пярщики, проще говоря), а на Сильвию повесили отдел венгерских закупок. Венгерский Департамент становился автономной единицей и, по-хорошему, щупальцем корпорации Батори в Лунном Клубе «INFRAVIOLET». Когда они обсудили основы, графиня предложила всем поехать к ней в гостиницу и там, в гостиничном ресторане, уже обсудить нюансы. Графиня Батори с поистине графским размахом поселилась в гостинице «Ваше Величество» — самой дорогой и понтовой гостинице Лунска, с таким же понтовым рестораном при гостинице. Заказали пожрать и выпить, попиздели, пожрали и выпили; я даже боюсь себе представить, на какую сумму они там впятером сожрали и выпили. Потом они поднялись в номер и там продолжили. Гостиница, как я уже сказал, самая дорогая и понтовая во всём Лунске, а значит, дорогим во всех смыслах слова гостям доступно многое. Ну и заказали прямо в номер ещё выпить, что-то из закусок (чуть ли не бургеры с картошкой-фри) и что-то пустить по ноздре.
— Faszt, дальше интереснее, bazmeg, — продолжала Сильвия всё тем же голосом, — Они вдвоём с переводчицей нас... эээ... нас выебали. И Андраша тоже выебали. И ты знаешь, Szaska, это было незабыемо, bazmeg. Я до сих пор с эмоциями, и меня держит ещё. Какая же она сексуальная!.. Bazmeg, у неё такая аура, быть к ней невозможно равнодушным. O, tobbet akarok, faszt!..

Утром мы вчетвером прибыли в «INFRAVIOLET» на нашем верном фургончике. Нам предстояла какая-то поездка, и Куратор пошёл к Магистру выяснять детали, а я направился в курилку. Покурив пару сигарет, я таки тоже решил пойти в буфет и заточить пару венгерских ватрушек. 
Из буфета вышла Лиза Батори с переводчицей. Я понял, что это мой шанс, и бросился наперерез им.
— Bathori urno, szia, — смущённо начал я, — Вы могли бы мне дать свой автограф на удачу?
Лиза Батори вопросительно посмотрела на свою переводчицу.
— Bathori urno, tudod adni neki az autogramodat a szerencse erdekeben? — перевела она.
Я достал из сумки тетрадь в клетку и протянул её графине, и она в ней расписалась. Возвращая мне тетрадь, она посмотрела мне в глаза, и тут я понял, что имела в виду Сильвия, рассказывая про невероятную ауру Лизы Батори. Меня как будто прошибло током сверху донизу, и я осознал, что готов прямо щас присунуть венгерской графине. Видимо, глаза меня выдали, и Лиза Батори это заметила. Она слегка (с искорками подъёба в глазах) улыбнулась и, сказав «Legyen szep napod», повернулась и пошла по своим делам, а за ней хвостиком устремилась её переводчица. А я, ошарашенный, так и остался стоять посреди коридора.
— Чё, Сань, впечатлился Елизаветой Георгиевной? — ко мне подошёл улыбающийся Куратор, — Чё тут у тебя?
— Елизавета Георгиевна дала мне на память свой автограф, — я хвастливо продемонстрировал тетрадь, — Круть же ж?
— Очень, — Куратор усмехнулся, — Щас поедем, заберём кое-что интересное. Как раз тоже по поводу твоей любимой графини.









Мы сели в наш верный фургончик, Куратор включил своё любимое радио с музыкой 1980х — и мы поехали. Ехать было прилично — на другой конец Лунска, и в процессе поездки Куратор рассказал кучу интересных вещей — я даже не уверен, что нам их по ступени посвящения можно было знать. С другой стороны — ещё недавно сам факт нахождения в живых Батори Эржебет тоже был для нас тайной, но, по непонятным причинам, Корпорация Батори открыто его провозгласила. Значит, это кому-то нужно.
Председатель правления Корпорации Батори — должность больше представительская, нежели деловая, а всем рулит операционный директор. Однако, в рамках своих представительских полномочий, Председатель правления Корпорации Батори может многое, в том числе, и заниматься вопросами экспансии корпорации. И, как оказалось, решение о сделке с 20% акций «INFRAVIOLET» было принято ещё полгода назад. И графиня Батори уже вовсю занимается строительством своей лунской резиденции — это будет дом в одном коттеджном посёлке. А наша задача — забрать у одного человека четыре ядерных батареи и отвезти их на место строительства. Всё очень просто.

Моему удивлению не было предела, когда мы приехали на встречу к этому человеку. Это был старший прапорщик из Лунской дивизии. И тут я вспомнил, где я его мог видеть. В здании самого Клуба (не в здании офиса «INFRAVIOLET», а именно в здании клуба) время от времени проходят поэтические вечера, на которых изредка приглашают известных поэтов, но чаще всего на них выступают местные лунские интеллигенты. Я однажды присутствовал на одном таком — и это было пиздец, как скучно, но там же, среди зрителей, я видел этого старшего прапорщика. Только сейчас он был по полевой форме, а тогда — просто в джинсах и свитере.
Сам старший прапорщик приехал на «буханке», управляемой лысеньким солдатиком. В этой же «буханке» и находились нужные нам четыре ядерные батареи. Каждая батарея была упакована в рюкзак из ткани, очень красиво переливающейся всеми оттенками василькового синего цвета.
Мы перетащили рюкзаки с батареями в наш фургончик, попрощались и поехали в направлении коттеджного посёлка. И только в фургончике я обнаружил, что с рюкзаками что-то странное. Они не только переливались оттенками василькового цвета, но ещё и светились в темноте, а на самом рюкзаке была непонятная надпись.
— Ну да, — Куратор совершенно не удивился, — Это честно спизженные батареи.
— А у кого их спиздили-то? — поинтересовался я, — Явно же не у военных. Военные бы в зелёный цвет сразу покрасили бы.
— У пришельцев, — на полном серьёзе ответил Куратор, — Я серьёзно. Вам про это могли не рассказывать, но в прошлом году километрах в тридцати от Лунска наебнулся НЛО. Я не знаю, что там случилось с экипажем — военные сразу заглушили эту тему. Однако, там было с дюжину вот таких вот батарей прямо в этих рюкзаках. Кстати, рюкзаки им, в посёлке, не понадобятся — только батареи. Так что, парни, у каждого из нас появилось по настоящему инопланетному рюкзаку. Предлагаю это дело обмыть.
Куратор залез в «бардачок» и достал две бутылки пива «Лунский меридиан». Одну он отдал Андрею Граду, а другую открыл сам. Я не пью пиво, Куратор это знал, поэтому он мне и не предлагал — впрочем, мне и самому как-то не очень хотелось бухать.
— Интересно, что тут написано? — я с любопытством разглядывал надпись на рюкзаке? Это название производителя?
— Может быть, — отозвался Куратор, — А может, это инопланетный военный рюкзак специально для ядерных батарей, и на рюкзаке написано именно «ядерная батарея». А в темноте светится — чтобы даже в темноте было легче найти: батарея, хуй ли. Но это только гипотеза. Ща, отправлю фотку Ливси Шевчику — он полиглот, должен знать.
Ответ пришёл буквально через пять минут. Ливси Шевчик ответил, что это написано «Принцип формы» (одно слово). Вообще непонятно.








Дом милой венгерской графини можно было узнать сразу. Несмотря на то, что какие-то строительные работы на участке ещё велись, однако, сам трёхэтажный дом был построен и был... гм... хм... эээ... довольно своеобразным. Это был настоящий замок, только уменьшенный до размеров трёхэтажного дома. Но у него были башенки!.. Нам всем очень понравилось.
Калитка открылась, и с территории вышел упитанный усатый мужик в строительной каске.
— Здорово, мужики! А, батареи привезли? Ну, давайте.
Усатый мужик приволок тачку, и мы переложили туда батареи из рюкзаков.

— Дааа, а [Магистр]-то наш — тот ещё жук, — хихикнул Куратор, когда мы сели в фургончик и поехали обратно, — Сразу почувствовал, откуда деньгами пахнет. Так что, парни, мы, возможно, будем ещё и по делам Батори кататься. Ну, по поручению [Магистра], конечно же.
— За эту же зарплату? — спросил Сергей Спина.
— Да, зарплата останется этой же, — ответил Куратор, — А вот всяких бонусов будет больше. Согласись, пиздатые же рюкзаки.
— Рюкзаки-то пиздатые, согласен, — ответил Сергей Спина, — Но лучше бы деньгами.
— Слышь, туловище, — вмешался я, — У тебя зарплата ровно вдвое больше моей, просто потому, что ты наш шофёр. Хуй ли ты прибедняешься? А рюкзак от инопланетян — это просто крутой артефакт, не у каждого такой есть.

За короткое время у меня появилось аж два артефакта — и один краше другого. Автограф Лизы Батори в тетрадке и настоящий инопланетный рюкзак пиздатого синего цвета.
Наша весёлая жизнь только начиналась...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
Длиннопост
| Комментариев: 1
    Новых комментариев: 0
  1. 0
    Невероятно! Великолепно! Автор знает, как взять в толк собственную мысль и донести ее читателю. Столько образов, а сам ход повествования... Это настолько впечатляет, что голова затуманена рассказом и ошеломлена, словно кушал DMT, а удововольствия, как будто поставил мефедрон под коленку. Такой уровень подачи, манера писать, да вообще всему, так качественно описанному, обзавидуется любой публицист! Мы хотим книги, дорогой автор. Но, между прочим, невольно рассуждая возникает вопрос, если отбросить все прелести этого рассказа, после которого выстраивается образ автора. Этот вопрос словно ранка на нёбе — мелочь незначительная, которая беспокоит только тебя и не приносит никаких неудобств, но ты не в состоянии ее игнорировать. Ты будешь нащупывать ее языком и нащупывать. Так вот, собственно, к чему же тут принтеры?
    Kyrov: Зайчег)
    #
    Написал аноним