Я Лодка. Подводная Лодка.



Я  Лодка. Подводная
Лодка.



Бывает, идёшь с крейсерской
скоростью в надводном положении, в открытые люки врывается свежий морской
воздух с привкусом солёной волны и ощущением бесконечной радости! Морской
ветреный воздух обладает удивительным свойством исцелять не только открытые
раны и тело, но и память и душу…



Тогда в Лодке всё движется, всё играет! Солнечный свет
попадает вниз сквозь открытые люки в командной рубке. Он играет отблесками на
отполированном руками матросов, моими руками трапе ведущему из тёплой, душной,
механической глубины и рассеивается тысячами искр и бликов.



Это как в детстве, смотришь на игру солнечного света на
волнах сквозь полузакрытые веки, и понимаешь, что вся необычайная красота мира
тесно с тобой связанна и мир пропитан удивительной, загадочной, бесконечной красотой,
и ты понимаешь то, что её нужно только уметь видеть.  И в Лодке создаётся атмосфера  праздника, наполненности радостью жизни!



Ты стоишь внизу под рубкой, с закрытыми глазами, держишься
за этот трап, чувствуешь тихую вибрацию от двигателей в кормовом отсеке и
кажется, даже ощущаешь, как волны покачивают огромную стальную громадину Лодки,
и иногда перехлёстывают через её палубу.  Тогда я открываю глаза и смотрю вверх.
Господи, красиво то как!



Я вижу через открытый люк небо.



Нет! Вы никогда не видели у неба ТАКОГО цвета! Чистый,
нежный, глубокий, бесконечный голубой цвет! Непередаваемо сказочно-нереальный
цвет!



 Как будто смотришь в
глаза бога!



Край промелькнувшего белого облачка напомнил о том, что у
меня мало времени.   Я поднимаюсь наверх и отгоняю от себя навязчивую
мысль: «не в последний ли раз?..». Наконец-то! Простор!



Необъятный.



Преодолимый, но всё-таки бесконечный для одной человеческой
жизни! Я очень дорожу этими моментами. Наверное, потому, что они редки. По
этому и ценны.



Я поднялся наверх!



Я как будто плыву по воздуху!



Я растворяюсь и сам становлюсь частичкой бесконечного…  Стоп.



Краем глаза я заметил какое-то движение. Что это?



Глазам не верю! Парусник. Или яхта?



Настроив бинокль, я ясно вижу яхту. Она идёт параллельным
курсом, легко преодолевая волнение. Наверное, ничего красивее парусной яхты
человечество так и не создало!



Кто-то за штурвалом приветственно машет мне. Девушка?! Одна.
Посреди океана. Безумная!



Или бесстрашная. 



Напугал я её, наверное. Этакое чудище вынырнуло,
отплёвываясь отработанной водой, прокачивая балластные ёмкости. И какие-то
водоросли  за наружный трап зацепились и
болтаются. Н-да. Тот ещё у меня видок!



Ну, раз машет дам приветственный сигнал прожектором!



Отвечает: «Приглашаю на борт!».



Молчу. Я не знаю, что мне ответить. Я в ступоре.



Повторяет: «Приглашаю на борт!»



Даю сигнал: «Вас не понял. 
Повторите!»



«Приглашаю на борт, друг!»



Я машинально отбарабанил «Принято».



И сиганул с высоченной рубки вниз, вдоль трапа! Внизу только
в метре от пола отсека притормозил свободное падение руками, которые
автоматически скользили по поручням. Рванул как при воздушной тревоге по
отсекам, ныряя в люки и рискуя свернуть себе шею, прилетел в свою капитанскую
каюту, раскрыл дверцы шкафчика, который вмещает мою лучшую парадную форму! Снежно
белую! С золотыми пуговицами на кителе!



Одел.



Не так что-то.



Ботинки перекосились в стороны.



Стали уютными но, бесформенными уродцами.



Под китель у меня нет белой рубашки.



Нет рубашки! Я вспомнил, замазал её когда-то кровью, разбив
руку и выбросил.



Брюки болтаются, чёрт я сильно похудел!  Морда не бритая, а в глаза лучше не
смотреть… 



Один глаз как сквозь прицел смотрит, прищуриваясь. А второй
как глазок видеокамеры, только регистрирует события. Но смотришь больше минуты
и видишь тоску. Тоска у меня в глазах! Чёрт!



Я осмотрелся в каюте. Обшарпанная мебель, недопитая бутылка
дешёвого бренди. На столе крошки, недоеденный бутерброд,  круги от горячей чашки. На полке с книгами
лежит пистолет в кобуре. Кобура раскрыта. Я не помню, когда я его последний раз
пользовался. Но, но моему виску знакомо прикосновение его холодного ствола…



Я вдруг увидел себя в зеркале. Я увидел то, как убого
выгляжу в стареньком, не по размеру кителе среди такой же убогой каюты…



Одев привычную чёрную матросскую форму, я поднялся в рубку и
ещё раз посмотрел на яхту.  На палубе
никого, наверное, в каюте на стол накрывает. Вот и хорошо.



Я молча задраил люк.



Зайдя на мостик,  дал
команду «Погружение».



 Затем приняв свою же
команду, отточенными движениями выполнял процедуру погружения Лодки на
максимальную глубину.



Я ведь один в Лодке. Больше никого не осталось.



Я погружаюсь. Запас прочности корпуса большой. Я слышу и
одновременно ощущаю потрескивания шпангоутов при усиливающемся внешнем
давлении.



Я прибавляю ход. Курс тот же, что и много лет подряд. Я не
меняю курс.



Нельзя менять курс.



В этом нет ничего хорошего.



Мы шли параллельным курсом. А в голове крутится фраза из
учебника геометрии : «Параллельные линии не пересекаются.»  Никогда не пересекаются.



Шел полным ходом трое суток. Подвсплыл на перископную
глубину. Там, на поверхности ночь и шторм.



Мелькнула мысль, 
вернутся в последнюю точку всплытия. Но, это трое суток пути. Яхту уже
далеко унесло. Найти невозможно!



Погружаюсь.



Две недели полный ход. Без передышки.



Устал. Средний ход. Перископная глубина.



Люблю ходить на перископной глубине. Особенно среди надутых,
жирных торговых конвоев или  тереться
возле шикарных круизных лайнеров. Или тихо зайти в порт и просто слоняться
между огромного количества судов. И наблюдать за их жизнью. Это как когда
живёшь в большом городе, ты видишь всех, а тебя никто.  Те, кто живёт и ходит по поверхности – живут
в двухмерном, плоском мире. Я живу в бесконечном трёхмерном. На глубине.



Порой мне кажется, что я не один. Я чувствую осторожный
пеленг ещё одной лодки. Предупредив её своим тихим пеленгом, мы расходимся.
Лодки не общаются между собой. Ведь никогда не знаешь, какое чудище живёт
здесь, в глубине.



Правда есть частоты, на которых лодки любят поговорить. Они
общаются, обсуждают свои проблемы… 



Я бываю там редко. Мне больше нравится слушать китов.



Иду средним ходом на глубине в 1000 метров. Для многих это
предел. А, я люблю бывать здесь. Здесь никого не встретишь. Как и сейчас.



Время размяться. Я хватаюсь за два рычага, подтягиваюсь.
Потом отжимаюсь на кулаках. И пробежка. Я бегу мимо пустых кают, отсеков с
припасами, камбузом , матросских коек и складов с оружием, оружием, оружием,
интересно для кого у меня столько оружия? Бегу до машинного отделения. У меня
очень большая лодка. Или это я маленький?..



Бегу назад. Душ. Побриться. Лицо сохнет. Крем. Одеться.
Завтрак. Каша. Хлопья с молоком.



Работа. Карты, схемы проливов, теоретические минные поля, известные
мне маршруты Лодок и караванов, осмотр двигателей, диагностика гидравлики,
электрических цепей, та подкрутить, подрегулировать, заглянуть…  Связь.



Связь работоспособна. Но, не с кем связываться.



Устал. Убираю ход.



Нахожу между скал на дне ложбинку полную ила. Ложусь.



Через час ил осядет и меня никто не найдёт. Найдёт? Меня
никто не ищет. Вырубаю связь.



Вырубаю свет.



Где-то среди пустых отсеков играет не выключенный плейер.
Или это мне кажется?



Высоцкий поёт.  «Мне
бы лечь на дно как подводная лодка,



и позывных не передавать…



… и позывных не передавать…»



Я  Лодка. Подводная
Лодка.



Я так же капитан этой Лодки.



Это как тело и душа. Одно целое, но бесконечно разное…



nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
жалоба
| Комментариев: 2
    Новых комментариев: 0
  1. 0
    Ух как здорово!
    Андрей: Я написал это сегодня в промежутке между 4-30 и 6-30. Потом разминка, подтягивание...)))
    Написал аноним
  2. 0
    Хорошее сравнение.
    А жизнь ваша такая же непредсказуемая, безжалостная и прекрасная, как море?:)
    Андрей: Наверное да! Нда. Но, бросала может и сильнее! Мне сейчас и подумать страшно... С причудами судьба!
    Написала jamaica