Номер 14.

Собственно, чуть приоткрою тайну своего ника. Это из раннего творчества.

А дальше будет сказка.


"Человек, который всегда побеждал"


Джима О'Брайта нельзя было назвать самым счастливым человеком на свете. К своим двадцати восьми, он был весьма зауряден - обычная работа клерком в офисе страховой фирмы, обычная подруга, обычная внешность, не шибко выдающийся интеллект, и такая же заурядно подходящая к кризису среднего возраста жизнь. Даже его кофе по утрам был не особо вкусным, но вполне сносным. Единственной необычной чертой абсолютно обычного человека была его страсть не быть обычным. Но, как оно обычно бывает в жизни взрослых людей, страх потерпеть фиаско его останавливал. Джим (Джимми, как его звали родители до сих пор, что ему весьма не нравилось) был воспитан в классической католической строгости, которую он теперь вспоминал лишь на день благодарения, но которая оставила в его душе весьма удобную для типичного клерка дисциплинированность. Она была его опорой, его защитой от непонятных вещей в мире - и она была тем, что определяло его послушную течениям этой жизни в большом городе судьбу. Ну, или так он думал.

Но тайная мечта не быть обычным в нем выразилась довольно забавно - он каждую неделю покупал лотерейные билеты, тайно надеясь выиграть свой большой куш, и изменить в своей жизни хоть что-то. С тех пор, как мог купить свой первый лотерейный билет, подрабатывая официантом в забегаловке неподалеку от своего колледжа. То есть уже почти двенадцать лет - каждую неделю он честно выкладывал десять долларов, и с замиранием сердца сидел у телевизора, ожидая результатов. И каждый раз, в течение почти двенадцати лет, он с какой-то грустью в глазах бросал скомканный от досады билетик с не заштрихованной до конца строкой в сторону урны. Иногда, когда пустых клеток оставалось особенно мало - даже в телевизор, словно куклоподобный ведущий был в этом лично виноват. Но надежда в нем продолжала жить, и даже начала с годами обращаться в манию - в желание победить. Хоть раз. Так ли это много для одного человека? Джим искренне считал, что немного, но Госпожа Удача явно не любила обычных людей - и сейчас, когда ему уже было почти тридцать, менять что-то было уже поздно.

В тот вечер он, как обычно, следуя своему извечному ритуалу, направился к киоску с лотерейными билетами, делая небольшой крюк с работы до дома. Это было не самое благополучное место в городе, надо признать - но в нынешнем даунтауне Нью Йорка после семи вечера вообще осталось немного благополучных мест. В этом господину О'Брайту везло - за все время, что он работал в этой страховой фирме, его ни разу не попытались убить или даже ограбить. Разве что бездомные безразлично просили милостыню, глядя на него своими сытыми от злоупотребления социальной поддержкой глазами. Но, это было в пределах все той же извечной нормы, что преследовала Джима всю его жизнь. Это тоже была часть ритуала.

Подойдя к кассе, он привычно порылся в карманах и обнаружил, что у него нет купюр меньше полтинника - что весьма его расстроило, ибо идти разменивать до ближайшего магазина надо было две улицы, а уже вечерело. Банкоматы были поблизости, но почему-то смотреть на баланс на кредитной карте, по которой он расплачивался за недавно купленный диван из икеи, ему не хотелось. И он так и отошел в нерешительности и растерянности, не зная, что ему делать - идти менять купюру, или отказаться от столь важного аспекта своей жизни.

И тогда к нему подошли со спины. Джим вздрогнул, почувствовав на себе взгляд, который даже немного обжигал, настолько он был пристальным - и развернулся, уставившись на незнакомца. Это был человек, одетый как и большинство людей в этой небольшой очереди перед кассой - потрепанный (но из хорошей ткани) костюм, неплохие туфли, которые скорее казались дорогими, чем были ими по факту, какие-то совершенно невзрачные часы и забавный красно-черный галстук, какие носят черти на хэллоуин. Что привлекло Джима, так это лицо незнакомца - оно было странным, по меньшей мере. Все черты его были идеальны, если смотреть на них по отдельности - но вместе они создавали ощущение неестественной, холодной симметрии, которую нарушал лишь ровный вертикальный шрам на нижней губе. Так обычно рисуют ангелов на витражах в церквях - идеальные пропорции и полное отсутствие в них жизни. И глаза человека - несмотря на спокойный, даже безразличный взгляд (который как-то очень уж явно был противопоставлен прекрасной белоснежной улыбке, явно работы отличного дантиста) был полон эмоций, которые, казалось, таились глубоко внутри. В нем было что-то завораживающее и понимающее, словно он видел родственную душу в каждом из окружавших его ловцов удачи. Когда он наконец прервал белоснежную улыбку приветствием, О'Брайт отметил неприятный запах изо рта человека, как будто тот съел яйцо не первой свежести:

-Нужен билет? - в голосе слышался явный южный акцент, который чуть сбился на нью-йоркскую скороговорку.

Джим кивнул и как-то виновато оглядел кассу, а потом вернул взгляд незнакомцу.

-Возьмите мой. У меня все равно их много, а я боюсь все равно не выиграю на этой неделе. - продолжал человек, вежливо улыбаясь.

О'Брайт выпалил, что собирался купить, но у него нет сдачи, а принимать просто так, это как-то неправильно. Незнакомец лишь прищурился, хитро, словно сорванец с рогаткой, и молча протянул листочек, расчерченный на квадрат с цифрами. Листочек Ритуала для Джима с красивым вензелем "СУПЕР-ЛОТЕРЕЯ ЛОНГ-БИТЧ!!! ПОБЕДИТЕЛЬ ПОЛУЧАЕТ СЕМЬ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ США!!!".

Джим протянул руку, но помедлил, словно не был уверен. Он и правда не был. Хотя желание было сильно - но не яркие буквы были его страстью здесь, и даже не обещание денег за удачу. Это клеточки с цифрами и номер билета были таким вожделением для него - это ожидание победы и ритуал, который возможно чуть повредил ему разум за все эти годы. Но незнакомый обычный человек смотрел понимающе, и почему-то ему хотелось верить. Джим узнавал в нем такого же, как и он сам (разве что лет на пятнадцать старше), ищущего чего-то другого через шанс. Он спросил про привычку человека, тот лишь рассмеялся и признался, что и сам непрочь рискнуть. Слово за слово, и они разговорились - так и находясь на улице рядом с уже закрывающейся кассой. Джим никогда не был знаком с кем-то, кто всерьез разделяет его страсть к лотерее, и сам не заметил, как пожаловался незнакомцу о том, как сильно он устал вечно проигрывать. После этой фразы в глазах его нового собеседника появился неприкрытый интерес. В одном из окон над ними Мик Джаггер завел свое "Please allow me to introduce myself..." в старом радио. Незнакомец с ухмылкой предложил Джиму выполнить его желание. Это звучало как шутка, разумеется - но почему то О'Брайт всеми фибрами души понимал, что этот странный "коллега" не шутит. Ни на секунду. И он спросил о смысле подобного предложения.

- Ну что же, все очень просто. - Ответил незнакомец с южным акцентом - Раз уж так случилось, что тебе, дорогой Джим, не везло последние... сколько ты говоришь? ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ?! Охренеть же легче, за что Бог тебя так невзлюбил то? Не суть. Двенадцать лет, охренеть... Так вот! Раз так тебе не повезло, может я смогу как-то исправить твое положение. Судьба, это вовсе не сложно, мой друг - о да. А двенадцать лет без побед - это просто несправедливо, вот что я тебе скажу. Как насчет я верну тебе это вчетверо? От имени судьбы, конечно же! Сорок Восемь лет ты будешь побеждать, прямо с этого дня! Только мне нужно твое согласие.

Джим ответил вежливым "да ты гонишь", которое он старался сделать дружелюбным. Но получилось напугано. Интересный человек и почти товарищ по несчастью оказался долбанным психопатом. Он сделал робкий шаг назад, сжимая полученный билет, и начал легонько коситься по сторонам на предмет маршрутов для побега - и собственно они были. Но ноги после этого шага словно приросли к месту. Его собеседник продолжил:

-Да ладно тебе, Джимми, ты же хочешь этого!

-Да кто ты такой, мать твою?! - Джимми был буквально парализован от накатившего страха.

-"Человек достатка и вкуса" - подпел играющей песне незнакомец, что вызвало у маленького человека перед ним мурашки - голос на мгновение словно раздвоился, и та его нечеловеческая часть вызывала во всей его когда-то-строго-католической-душе ужас. Он всегда считал рок-н-ролл дурацкой музыкой, но сейчас он буквально ненавидел Джаггера за эту его песню. "Человек достатка и вкуса" продолжил:

-Давай скорее, я же не могу провести вечность с тобой, пока ты решишься, не так ли? - В глазах и голосе прозвучала сталь, притом сталь бритвенно заточенная. Он поддался ближе, словно хотел поцеловать бедного Джима, и мерзкий запах заполонил собой все сознание человечка. Паника накрыла его, и он почти прокричал в отвращении:

-Хер с тобой, да! ДА! Я СОГЛАСЕН! - прохрипел Джимми, боясь лишиться чувств и остатков достоинства.

-Вот и чудненько. - почти промурлыкал человек, протягивая руку для рукопожатия.

О'Брайт протянул дрожащую (и побледневшую) руку незнакомцу. Тот вполне жизнерадостно схватил её, пожал три раза, и на третье движение кольцо на одном из пальцев человека больно резануло по ладони - несколько капель крови выступили сразу же, и одна упала на зажатый в другой руке лотерейный билет Супер-Лотереи Лонг-Бич. Джимми был готов поклясться, что глаза его мучителя следили за этой каплей внимательнее, чем за всем разговором до этого. И тут же страх ушел, ушла слабость - он внезапно разозлился, повернулся, и быстрым бодрым шагом потопал прочь от злополучной кассы. Ощущение боли пришло чуть позже, и как истинный житель Нью-Йорка, Джим решил повернуться и как следует послать этого психа страшным словом на букву "ф", но когда он обернулся, то у закрытой кассы никого не было. Только запах несвежих яиц все еще витал в воздухе. Как проклятый О'Брайт побежал до автобусной станции, где чуть не опоздал на двадцать-шестой маршрут до своей жилой зоны. Всю дорогу он судорожно сжимал билет с расплывающейся каплей крови - и все его сознание было перевернуто от этой безумной встречи - но чудной незнакомец оставил в нем что-то, и потому Джим, даже не поприветствовав свою девушку, бросился к телевизору и включил лотерию, боясь пропустить ключевой момент.

Нужно ли говорить, что через полчаса он, бледный как смерть, понесся к телефону звонить на студию, чтобы сказать им самое главное.

Он победил. Впервые за четыре тысячи и триста восемьдесят два дня ожидания, он победил.


***


Энн-Мари ликовала. Впервые за всю её недолгую карьеру на телевидении, ей наконец то дали серьезное интервью. Сидя в фургоне новостной бригады, она так и представляла, как будет задавать этому старику коварные вопросы, чтобы вывести его на чистую воду. За последние тридцать лет о Джиме О'Брайте не знал только ленивый - легендарный предприниматель, который из одного лотерейного выигрыша сорок восемь лет назад сделал гигантскую финансовую империю. Многие говорили, что его компания работает не совсем честно - постоянные проблемы с уклонением от налогов, а так же сомнительной этической политики компании "О'Брайт" делали её чудесной, вкусной целью для всех, кто любил обсудить что-нибудь грязное - от детишек-троллей в интернете, до серьезных политиков. Больше всего, однако, гениального предпринимателя ненавидели простые люди - за то, как одно чудесное везение вдруг превратилось в начало одного из самых успешных людей двадцать первого века. И ей (именно ей!) доверили взять интервью с ним. Без особого повода - но их редакция надеялась вытащить из старика право на автобиографию с каким-нибудь вычурным названием, например "Человек, который всегда побеждал". Сама Энн-Мари старательно вспоминала все колкие детали, которые могли бы улучшить интервью - рядом с ней, на заднем сиденье, лежала толстенная папка, которая содержала в себе всю историю, и все открытые материалы, касательно этого человека. Хоть сама она не очень хорошо разбиралась в бизнесе (и в новости пошла только потому, что хотела быть писательницей, но с этим не срослось, а вот новости давались ей легко), она могла найти в любой истории что-то, что заставило бы читателя почувствовать заинтересованность. В случае с её сегодняшней целью, даже не нужно было ничего придумывать - нужно было просто вынудить старика признать, что он сделал кучу плохих (в лучшем случае - спорных) вещей за свою жизнь. А их было предостаточно даже по тому, что она знала как ничего не знающий о бизнесе человек - О'Брайт не скупился на средства и методы. Если бы не закон об антимонополии, он легко бы стал вторым Рокфеллером - но даже закон не мог остановить сотни подставных фирм, которые создавали ему ложную конкуренцию. Его враги умирали в бедности, его восхваляли как истинный пример капитализма, и, боже, его ненавидели многие. Вполне возможно, что это была просто зависть - но судя по тому, что юная девушка слышала от своих коллег, имевших дело с Джимом О'Брайтом - этот старикан был абсолютно непробиваем. Ну, для кого угодно, но только не для нее. Выходя из машины и направлясь по мощенной дорожке к огромному особняку, где горело единственное окно, она была твердо намерена победить.


***


Когда он закрыл за ней дверь, он еще видел её полное детской обиды и наворачивающихся слез лицо. Всхлипы он услышал уже после, и запоздалое "ублюдок" прозвучало даже как-то не обидно. В конце-концов, он слышал и худшие слова в свой адрес. Он не хотел оставлять интервью на этот день, ибо для него это был особенный день - тот самый день, и именно этого дня он ждал последние много лет. В безлюдном особняке было достаточно тепло, и Джимми О'Брайт, человек со стальной хваткой, который не проиграл жизни ни одного сражения за последние сорок восемь лет (но не смог победить седину и старческую обрюзглость), устало плюхнулся в кресло перед камином, и поставил бокал с отличным виски перед собой, немного потерянно глядя на отражение языков пламени в темном напитке. Как-то запоздало он поглядел на часы, и выдохнул. Примерно два часа назад их сделка с незнакомцем должна была подойти к концу - и возможно именно потому он позвал журналистку на интервью именно в это время. Он хотел знать. И сейчас по его лицу медленно расползалась улыбка. Он напрягся, встал, достал из бара еще один стакан, наполнил его, поставил перед пустым креслом рядом с собой, и легонько чокнулся. Улыбка постепенно разрасталась все шире, пока он не выдержал и не проорал на весь особняк:

-ВОТ ВИДИШЬ, УБЛЮДОК! ТЫ НЕ НУЖЕН МНЕ БОЛЬШЕ!! Я И БЕЗ ТЕБЯ МОГУ ПОБЕЖДАТЬ!!!


Джим долго кричал и матерился на незнакомца (да и на весь мир), наверное, минут десять. А потом он удивительно тихо сел обратно в кресло, и горько заплакал.


(с)

nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
жалоба
| Комментариев: 8
    Новых комментариев: 0
  1. 0
    О.Генри — вот что напомнило.
    Вкуснота.
    Написал аноним
  2. 0
    Одна из вещей, которые никогда не делаю -не покупаю лотерейки. Боюсь выиграть...

    PS Хороший рассказ)) немного момент с кровью впечатление попортил...А вот за запах изо рта -респект :D
    Написал аноним
  3. 0
    хорошо, буду периодично навещать))
    Написал аноним
  4. 0
    OBright: Да, в старом бложике есть куча всего, если порыться)
    ________________________________
    ссылку в студию)или ты понемногу будешь сюда переписывать?))
    OBright: Не, свой бложик для нытья я палить не буду. А сюда может скину, если настроение поделиться появится)
    Написал аноним
  5. 0
    Ну прикольно)Хороший рассказ!В начали было скучновато, а где-то с середины стало интересно)))Есть еще рассказы?
    OBright: Да, в старом бложике есть куча всего, если порыться)
    Написал аноним
  6. 0
    Это из раннего творчества.
    А дальше будет сказка.
    "Человек, который всегда побеждал"
    ______________________________
    Это твоя "сказка"??
    OBright: Технически, это рассказ. Но да, писал я.)
    Написал аноним
  7. 0
    Паланик! Ну, ё-моё, люди! ПАЛАНИК! (укр. Палагнюк)
    По сабжу: Интересный рассказ, чертовщинкой попахивает)
    Написала ExtraVirgin
  8. 0
    Джим мне напомнил рассказчика Чака Поланика, особенно диван из икеи. Бойцовский клуб, если не знаете.
    OBright: Ничто не ново под солнцем)
    Написал аноним