"Турецкая площадь". Длиннопост, ленивые не читают рассказов)

Наверное в каждом хоть чуть - чуть уважающем себя городе на Востоке есть площадь. Где-то она она большая, а где-то - огромная; но никто еще не видел площади малой. Дело, конечно, совсем не в ней - площадь это священное место, назначенное покоить на себе храм торговли - рынок. Без доли сомнения скажу, что это центр любого города - не только деловой, но и культурный; здесь решается судьба тысяч тонн меди, серебра и золота. Шелка и пряности, меха, сладости - все здесь в неисчислимом количестве, тем более здесь, в Стамбуле. Порой взаимоотношения между покупателями и продавцами, кредиторами и заемщиками так хаотичны и запутанны, что сплетаются в систему, в которой не разобрался бы и самый искушенный наблюдатель. 

Прогуливаясь вдоль широких рядов и узеньких рядочков между лавками торговцев, можно найти себе любую вещицу или кушанье со всего света. Сами лица купцов могут сказать нам о том, что они предлагают: беззубый старик в широкой, старой морской парусиновой рубахе, который спорит о чем-то с недовольным покупателем, торгует рыбой. Другой, улыбающийся толстяк лет сорока, внешность которого будто сделана из конфет и леденцов, продает сладости. Торговцев мехами и тканями вы можете без труда вообразить - одетые в лучшие свои наряды, они предстают нам ходячей рекламой безупречного качества своих товаров, демонстрируя, однако, частичное отсутствие вкуса. 

Среди этого огромного множества людей, бедняков и богачей, остановимся на одном из них, Картале. Картал - купец, один из тех, о которых говорят, что удача всегда стоит к ним спиной. Он вел торговлю всяческими съестными припасами - зерном, кофе, и еще множеством из них. Никогда у Картала не было большой прибыли; ни он, да и пожалуй никто, не понял отчего бы это; но я осмелюсь предположить, что ему не везло. Воображается, что это лишь отговорка и жалкое оправдание, но для нашего героя это, пожалуй, горькая правда. Ведь у многих других купцов, торгующих тем же самым, дела шли много лучше. Но оставим участь Картала на совести Фортуны и посмотрим, отчего же он так невесел.  

Два дня пустует без продавца, покорного служителя храма торговли, его лавка; раздумья поглотили его. С полмесяца назад приезжие генуэзские купцы втянули Картала в какое-то темное дельце, на котором наш бедный торговец рассчитывал наварить большие барыши, но, как это обыкновенно бывает в делах подобного рода, был обманут и потерял очень крупную сумму денег. Если вы еще помните о том, что он был беден, то можете догадаться, что деньги были взяты в долг, кредитором стал Абдул-Керим, крупный торговец винами, который должен был получить хороший процент после совершения сделки с теми самыми генуэзцами.Надежда ли, отчаяние от своих беспрестанных неудач в делах толкнули Картала на этот займ - никто не знает; да и думы его сейчас совсем не о том. 

"Абдул-Херим богат, думал он. Много ли от него убавилось, когда одолжил он мне денег? Абдул живет как султан, товары его расходятся лучше некуда. Так по какому праву сначала с улыбкой на устах предлагает он деньги взаймы, а теперь угрожает смертью, и того хуже, разорением? Вчера только вновь являлся его хромой слуга и передавал, что если я не заплачу по долгу, Абдул разрежет меня на мелкие кусочки. Разве это справедливо, когда богач - толстосум спрашивает с меня, нищего, совсем ничего не значащие для него деньги, которые стоят мне жизни?" Картал решил для себя что нет, это несправедливо, богопротивно; Аллах покарал бы Абдул-Херима, если б видел его неправедные деяния. И лишь один выход увидел наш бедный купец - убийство. Заранее оправдав себя и очистив свою совесть мыслями о несправедливости людей и собственных несчастьях, наш герой занялся делом любого убийцы - планированием будущего преступления. 

Как, где? Конечно, завтра! Ведь завтра великий праздник, и никто не осмелится в такой день потревожить покой винного султана. Яд? Нож? Второй способ вернее, и Картал провел вечер, раз за разом с размаха вонзая нож в деревянную столешницу у себя в лавке. Кажется, все просто - придти к Абдул-Кериму, под видом оплаты долга войти в его дом и заколоть. Должников у Абдула, должно быть, больше, чем звезд в небе - убить мог каждый. Пожалуй, никому не понять возбуждения, охватывающего решившегося на преступление убийцу; никто не осудил бы праведного преступления; долго еще несравнимое ни с чем облегчение будет покоить разум убийцы перед сном и поливать душу бальзамом покоя и свободы. В воображении навеки отпечатается нож, врезающийся в плоть злейшего врага и утопающий в нем по рукоять, остекленевший и умоляющий взор беспомощной жертвы...
 
На улице стояла страшная жара, которая была нередкой в этих краях; но холодная дрожь то и дело пробегала по рукам и ногам Картала, его не заставляло жмуриться яркое солнце полудня. Взгляд его был направлен вперед, но глаза, как будто ставшие кусочками стекла, никого и ничего не замечали. Редкие прохожие оборачивались на незнакомца, бредущего по улице с непокрытой головой и то и дело спотыкавшегося об неровно положенные камни мостовой.

 Человек дорожит жизнью лишь тогда, когда он что-то имеет; редкий из нас живет ради существования. Что приходит в голову людям, стоящим на пороге смерти? То, что связывает их с этим миром, дарит улыбку, боль; приносит счастье и страдания душе. Мы вправе посочувствовать нашему герою, ведь у него не было ни одного из подобных воспоминаний, невозможно было выдавить слезу, которую еще никогда не видели его щеки. Нет, есть кое что! Да, та девушка...Как же ее звали? Кажется тогда, много лет назад, это было чувство, новое и непонятное, которое приводило Картала в замешательство. Тогда ему показалось хорошо, что отец этой девушки увез ее куда-то в Европу. Вся жизнь - одиночество. Картал наполнил ее покупателями, счетами, хозяйством, урожаями. Нет и вина, чтобы выпить, нет и лишней щепотки табака чтобы забить трубку. Мысли об убийстве Абдула стали смыслом жизни; они поддерживали Картала все эти недели, они питали страх и ненависть, так необходимые для поддержания сил.

 Но ни одна грустная или трогательная мысль не посетила его в тот момент, когда бедный купец Картал завязывал толстую веревку на деревянной перекладине под потолком своей лачуги.

nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
жалоба
| Комментариев: 1
    Новых комментариев: 0
  1. 0
    Норм
    Написал аноним