Подвал. Начало.

-Дочь, а ну тащи сюда закрутки! Давай, Женечка, не рассиживайся! Время на даче нужно с пользой проводить, кудахтала мать, выметая с колченогого столика всевозможные крошки и прочую шелуху. 

Женя ненавидела дачу, впрочем как  и причину, по которой она здесь оказывалась здесь каждые полгода.Мать же имела другое мнение на этот счёт. Мама Жени любила дачу больше всех. Больше еды, больше новых шмоток, больше кота Алладина, больше себя, больше самой Женьки.

-Только об этом домишке и печётся... - ворчала Женя, плетясь на кухню, где располагался вход в погреб. Все погреба пахли и выглядели одинаково - небольшая комнатёнка с низким потолком и влажной душной атмосферой. Запах там стоял мерзкий и какой-то угрюмый (если запах был бы одушевленным). Женька поморщилась, споткнувшись в темноте о холодную полку с "вожделенными" закрутками. Желания засиживаться в погребе у Жени не было, поэтому цапнув с полки первую попавшуюся трёхлитровую, она пошагала на ощупь к выходу.


- Ну что ты принесла?! Это же консервированный арбуз! Арбуз, Женечка! А я что просила? Я просила помидорчики, перчики. Женюсик, ты в отца что ли такая несмышленая?- маман хохотнула и принялась кряхтя раскручивать  женкину добычу. 

К счастью Жени второй раз её в погреб не послали. Откупорив арбуз, мать, шаркая, направилась в погреб, то и дело бормоча какие-то нелепости, посмеиваясь.


Странная она была. Сколько Женька себя помнила, мать была будто не от мира этого, сего и какого-нибудь ещё. Женя не просила в детстве читать сказок, не кричала на руках и вообще была крайне тихим ребёнком для недоношенной. Мать не цацкалась с ней, но и не ругала зазря. Вернее так: она вообще не ругала Женечку. 

Вот Жене 2 года и она старательно прудит лужу на дорогущий ковёр ручной работы. Мать ограничивается смешком, подмывает нерадивого карапуза и уходит за губкой спасать пострадавший ковёр. 

А тут Женя уже освоилась в доме полностью, ей 5 и на этот раз объектом её шалости становится комната бабушки Ули. Шкодливая девчонка обманным путём захватила в плен бабушкину корзинку  с клубками и устроила из комнаты настоящие джунгли, напоминавшие больше паутину. Мама и тогда не сделала ничего плохого Женьке, лишь выпутала бабу Улю из клубковых оков, да усадила дочь в другой комнате.

В 16 лет Женя заявилась домой вся в синяках и дурно пахнущая перегаром. Баба Уля бегала и причитала, а мать лишь переодела нерадивую дочь, поднесла стакан воды с марганцовкой и тихо ушла в комнату. Тогда Женьку это материнское спокойствие задолбало в первый раз.


- Ты вообще мне когда-нибудь будешь делать замечания?-бушевала в первый раз напившаяся Евгения. Мне уже 16, мля, лет! Я,мля, взрослая! И что? Я сама себя воспитала! А ты хоть палец приложила? Хоть граммулечку?! Шмотками она меня снабжала, ой видите ли! А покричать за то,что я фигню творила?Слабо? Да тебе просто наплевать было всё это время! Черепаха глухая, на всё наплевать! Спасибо за материальное обслуживание, но я теперь в нём не нуждаюсь! У меня теперь есть Игорь! Вот! А ты так и оставайся такой чёрствой и.. и!!- дальше Женя захлебнулась в подкатившей рвоте и плюхнулась кулем возле софы, где и допортила страдальческий ковёр.

 ручной работы.


Мать и в этот раз стойко вытерпела бунт юной Женьки, молча вытерла ковёр и ушла спать на кухню. Ночью ей впервые сильно нездоровилось. Анна Прохоровна выпила любимого имбирного чаю и, схватив пальто, бесшумно выскользнула из квартиры.



nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
| Комментариев: 0
    Новых комментариев: 0
  1. Комментариев нет...