Белы шлях

Как часто человек слышит этот тревожный, будоражащий изнутри стон, рокот, накатывающий время от времени и исчезающий бесследно, однако, словно прилив, чтобы с наступлением одному всевышнему ведомого момента времени накатить и сжать в глухой тоске и подвергнуть стенаниям его душу вновь и вновь. Как часто глаза заволакивает молочной пеленой, какая бывает при мелком и частом осеннем дожде на открытом месте, когда взглядом не уловить тонких нитей воды, и начинаешь чувствовать себя не под завесой водных струй, а внутри их и частью их. Как медленно и протяжно слышен гулкий удар тяжёлого, с трудом раскаченного языка о стену многопудового колокола, всевидящего и застающего врасплох – о, нет, и не скрыться от него ни под развесистой кроной старого дуба, ни в молоденькой, неправдоподобно желтеющей берёзовой роще, ни в четырёх стенах избы, что уселась на склоне глубокого овражка почти у самой воды – даже туда, в овраги, проникает, сотрясая воздух, всеобъемлющий голос церковных башен. Поднимет глаза к небу – но не птицы летят клином и беснующимися стаями, будто управляемые невидимыми подвязками чьей-то рукой, а только холодные ветры дуют и несут с собою всю тяжесть приполярных берегов и ледовитых морей.

Сколько бы ни кружилось тепло в груди при одной мысли о том, вспомнишь ли, сколь много огня было сожжено, каким воздухом позволял дышать себе; как тонко и нежно звенела струна робости и стыда при первом прикосновении к женщине и как она окрепла и зазвучала, когда держал у груди в объятьях навсегда своего, как казалось в то время, человека, и как больно и звонко ударило по слуху, когда струна, перетянутая ворохом ошибок и спотыканий на неровном шляхе, в одно мгновение превратилась в ничто, оставив только глубокие порезы, что всю оставшуюся жизнь можно лечить и не вылечишь – сколько бы ни было воспоминаний, всё выдует ветер и вызвонит колокол. Тот ветер дует не для каждого, и колокол отпевает их души.

И когда ветер стихнет, а колокол умолкнет, земля укроется в ослепительно белый саван, заголив ветви и скрыв изъяны. Пройдёт совсем немного времени, не станет видно ни отметин, ни пятен, но останутся лишь самые глубокие порезы.

Когда и они скроются под белизной безысходности, вовсе не останется ничего от тепла, питавшего молодость соками белоствольных берёз и наполнявшего радостью сердце. С приходом нехорошего предчувствия редкий человек не поймёт, что оставшейся толики тепла едва хватит, чтобы сойти на обочину.

И ему как ясный день станет понятно, по ком звонил колокол.

nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
| Комментариев: 1
    Новых комментариев: 0
  1. 0
    Много мыслей носиться в голове после прочитанного,но рука не поднимается комментировать выше изложенное-слишком затронуло глубокие сердечные раны...По мне плачет колокол...
    #
    Написал аноним