Мальчишка.

Солнце уже почти скрылось, а значит, довольно пасмурный сначала, но отдающий жар после 12 часов, день закончен. Я ловлю себя на мысли о том, что мне действительно нравится это время суток. Ещё не сильно похолодало, чтобы чувствовать мурашки по телу, будучи в футболке, но уже не жарко. Просто свежо. Слева виднеется купол храма, а я сижу возле водоема, что именуют "сухим бассейном". Даже не помню, почему его так прозвали и когда. Это что-то похожее на совсем маленький пруд, вокруг которого чередуются постройки, похожие на трибуны. Похожее на что-то. В этом городе почему-то очень мало конкретики, но, может, этим он и хорош. 
Я сижу на одной из этих трибун, прямо возле дороги, если и её так можно назвать. Чем-то занимаюсь в планшете. Выгляжу я в этот момент, готова поспорить, довольно странно. И начинаю слышать женский крик справа, на который в эту сторону и поворачиваюсь. И наблюдаю такую картину, что после её просмотра всполошила меня с ног до головы. 

Идут с той стороны две женщины: одна с коляской и маленьким ребёнком в ней, а другая с  парнишкой лет 5-6. И жестоко кричит на него так, будто он виноват во всем, что происходит в мире. Слышится с её стороны и мат, и что-то вроде: "заткнись и прекрати реветь" и "когда же ты заткнешься". А я все ещё наблюдаю их приближение в мою сторону. И решаю повернуться назад к планшету, чтобы не вызвать подозрений и не привлекать внимания этой "прелестной" дамы. Но как бы не так. Она, кажется, не замечает ничего, кроме этого пацаненка, на которого так рьяно срывается изо всех своих, наверное, материнских сил.

Они останавливаются практически возле меня. Я же наблюдаю боковым зрением за происходящим и чувствую, как внутри все обжигающе вскипает. Первым остановился паренек, а после и все остальные. И я слышу его детское, максимально тихое, вздыхающее от слез: "мамочка, прости". А мамочка его протягивает к нему руку и отвешивает смачный подзатыльник, от которого, думаю, даже мне самой было бы больно. И уходит, некто. Она просто берет и уходит от мальчишки. 

Во мне кипит такая по мощи своей ярость, что я начинаю чувствовать биение сердце в горле. Я убираю планшет в рюкзак, смотрю на уходящих женщин, потом перевожу взгляд на мальчика, который стоит ровно на том же месте, что его оставили и беззвучно содрагается, смотря на землю. Он даже не хнычет, он не кричит, он просто стоит и трясётся. 

И во мне борятся две стороны. Та, что вопит о желании догнать эту "мать" и высказать ей все то, что она вызвала во мне и даже ещё больше. Вылить на неё все то, что она подняла на поверхность. И вторая сторона, которая говорит мне подойти к самому мальчику. И в итоге выигрывает вторая. 

Я оставляю портфель на земле и поднимаюсь. Пытаюсь как можно заметнее подойти к парнишке, чтобы он услышал моё присутствие. Оборачиваюсь на уходящих мамаш, которые, как ни в чем не  бывало, начали о чем-то лепетать, будто бы произошедшее и происходящее их никак не касается. Я злюсь ещё сильнее, но пытаюсь угомонить это раздирающее чувство, напоминая себе, что я все-таки выбрала ребёнка. Ребёнка, который меня даже не замечает, уткнувшись взглядом в землю. Они оставили его в темноте, в пустом месте одного, заставив почувствовать себя именно этим пустым местом, некто, понимаешь? Оставили стоять здесь, думая, наверное, что он побежит сразу же за ними. Но нет. Он здесь, прямо передо мной. И я сажусь снова на корточки, чтобы видеть лицо мальчика. 

- Эй, парнишка, - я пытаюсь привлечь его хоть как-то, чуть помахав рукой, но ответа не слышу.
Только поднявшийся с земли взгляд. Уже хорошо.
Я снова пытаюсь.
- Давай, расскажи мне, не бойся, - я говорю максимально спокойным и ровным тоном, чтобы не испугать. Мало ли, незнакомый человек. И слышу в ответ слова вперемешку со всхлипами:
- Ты и так все слышал. 
Подумал, что я парень. Вообще не беда. Какая разница, кто я сейчас. 
Я начинаю говорить о том, что я понимаю, почему он расстроен, почему он это чувствует и должен ли он это чувствовать. Говорю о том, что его чувства вполне оправданы. Он, вроде бы, слышит меня. Господи, мальчик, да, пожалуйста, слушай именно мои слова, а не вспоминай слова мамы сейчас, хотя бы сейчас. И он выдаёт:
- Мужчины не должны плакать. 
И вытирает рукой глаза. 
- Мужчины могут плакать столько, сколько считают нужным. Вот я плачу и не считаю чем-то  постыдным сказать это сейчас. 
Я вру о том, что я парень, но так сейчас на благо тебе, ребёнок.
Я не слышу ответа. Но через мгновение чувствую, как это маленькое и хрупкое тельце кидается мне в объятия. 
Хорошо, ты молодец. 
А после разрывает их, задав вопрос:
- а как тебя зовут? 
- Леша. 
- Спасибо тебе, Леша. 
И убегает в ту сторону, куда ушли те дамы. 
Эх, пацан, мне бы твою силу, когда я была в таком возрасте. Я надеюсь, что твоя семья не разрушит ее. Жаль, что так и не узнала твоё имя.
И не знаю, правильно ли я сделала, подойдя к тебе и влепившись в твою жизнь на эти несколько минут. Но я хочу верить, что это был единичный случай твоего такого состояния. 
И мне очень грустно от осознания того, что таких случаев пруд пруди вокруг.
Я поднялась и смотрю в ту сторону, куда ты убежал. Хочу, мальчишка, чтобы у тебя все было хорошо. 
Возвращаюсь к тому месту, где оставила портфель, понимая, что ещё долго не выброшу этот инцидент из головы. И вспоминая, что тот, кого я жду, с минуты на минуту должен подойти. 

Soul.

 
nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
| | Комментариев: 4
  1. Комментариев нет...