#Сансара

-
Просто прекрасно! – подумал я, шмыгая носом. Меня начало знобить и в носу будто
открыли кран. Мало того, что я в пух и прах разругался с той, которую любил,
так ещё и простуда. Температура дала о себе знать – перед глазами расплывались
бесформенные пятна. 
 Автобус качнуло на яме и пришлось постараться, чтоб не
приложиться головой о стекло. Стремительно нарастала
  головная боль.



-
Билетик есть? – Усталая кондукторша остановилась возле меня. Я машинально ей
показал проездной, думая о том, что все кондукторши – это орангутанги из
зоопарка, которые эволюционировали, и их пристроили на работу, потому что ну не
может человек так ловко, хватаясь за поручни, весь день балансировать и
требовать банан, порой разражаясь пронзительными криками. А, не банан. Оплату.
Боже, больно-то как. В моей голове будто слёт соседей с перфораторами.



Я
прислонился лбом к стеклу, и стало немного легче. Мимо мелькали огни фонарей и
свет из окон многоэтажек. Неужели там кто-то счастлив? Живёт, любит свою семью,
не нуждается в деньгах, не ссорится, не испытывает боли и горя. Даже удивительно.
Появилось ощущение легкости в голове и я почувствовал что-то тёплое на губах.
Машинально проведя ладонью, увидел, что она вся в крови. Пока рылся в рюкзаке в
поисках платка, на руки упало несколько тёмных капель. Приложив платок к носу,
и запрокинув голову, я посмотрел на своё отражение в стекле. Видок тот ещё, не
удивительно, что вокруг меня было пусто. Хотя, странно. В это время обычно
народу много, маршрут людный. Я неловко огляделся с задранной головой. Автобус
был пуст. Стало тревожно. Не люблю, знаете ли, когда что-то идёт не по плану.
За окном мелькали какие-то непонятные лабазы, которых я сроду не видел.



-
Твою мать. Я что, сознание терял? – пробурчал я и бросился к двери, чтоб
водитель видел меня. Автобус вскоре замедлил ход и прижался к обочине, там, где
стояла одинокая лавочка и знак с расписанием движения. Я вышел, и он, взревев,
умчался по своим автобусьим делам. На остановке со мной стоял какой-то парень.
Я огляделся и повернулся к нему, собираясь спросить, где я.  И замер – это был вылитый я.



Правда
выглядел как эти, как их, (господи, как же болит голова), как толкиенист,
только современный. Я не помню этого слова. Нет, я знаю его значение, я не могу
вспомнить само слово. Ролевик? Инквизитор? Тирон? В мою голову будто вторгались
слова, целые сонмища слов, какие-то были знакомыми, какие-то вообще нет. Следом
за ними влилась река образов, но сквозь неё я увидел солдата, пошевелившегося и
зябко передёрнувшего плечами. Тот я был в шинели, подпоясанной широким кожаным
ремнём, на воротнике были петлицы, а на рукаве шеврон. Я смотрел сам на себя в
полном ступоре. Я даже пошевелиться не мог, а в мою голову вливалась,
вторгалась память о нём. Я знал, что сейчас он едет домой, поругавшись с возлюбленной,
что он её больше никогда не увидит, потому что завтра срочно уедет на фронт. Я
знал, что под Тулой он погибнет, попав под артиллерийский обстрел. Господи
боже, Я ЗНАЛ всю его жизнь. Пока я пялился на него, на дороге появились огни
фар. С диким металлическим стуком двигателя подкатил древний грузовик, из тех,
у которых ещё была деревянная кабина. (Тут же с толчком боли в голову вторглось
знание, что это – ЗИС). В кузове было человек восемь, один из них помог
взобраться моему двойнику, ухватив его за руку (да так ловко и крепко, что я
даже слегка позавидовал), другой похлопал по крыше, и грузовик, газанув чадным
облаком – растаял. Не в дали. Он именно – растаял. Исчез. Стал прозрачным до
полной невидимости. Остался только я да неверный свет фонарей откуда-то
издалека. Я хлюпнул носом, осознав, что кровь ещё течёт, а я в прострации давно
об этом забыл, опустив и голову и руку с платком. Кровь изрядно испачкала мою
светлую куртку, и по-прежнему хлестала из носа так, будто кто-то открыл кран. И
всё это с приступами сильнейшей головной боли.



Я
понятия не имел, где нахожусь. Стоять и ждать автобуса на ледяном ветру не
хотелось. Я пошёл по направлению к многоэтажкам и свету, рассчитывая там
вызвать такси. Дома были совсем новыми: кое-где даже оставался строительный
мусор, который ещё не убрали. Асфальта практически не было, как и тротуаров –
только протоптанные тропинки. Но дома уже заселялись, я видел в многих окнах
свет, слышал обрывки музыки и новостей. Правда, машин вокруг не было, что было
странно. Я удивлённо крутил головой: даже не знал, что тут есть такой район.
Впрочем, неважно. Надо было выбираться отсюда. Я достал смартфон и запустил
приложение такси. Кажется, барахлил датчик
gps,
потому что моё местоположение определялось за городом, среди поля, где не было
никакой застройки. Даже ближайшая трасса была от меня почти в километре. Вот
только этого не хватало. Ну ладно, раз так, то вызову по адресу – решил я.
Всего-то надо обойти дом и поискать табличку с улицей. Кровь перестала течь, но
голова продолжала болеть. И ветер продувал до костей. Я передёрнул плечами и
пошёл к дальнему углу дома. Таблички не нашлось, зато за домом обнаружилась
целая россыпь деревянных и глиняных домиков. Выглядели они словно прямиком из
18 века. На плетнях висели какие-то горшки, в окнах мерцал тусклый свет, будто
от свечей.

- Наверное, тут снимают кино! А это – просто декорации. – Решил я. – Тогда
понятно, почему по карте я среди поля. Любопытно.



Я
подошёл к одному из домиков, с любопытством его разглядывая. В будке завозилась
и залаяла собака. Дверь открылась и мужской голос крикнул:

- Кто?!

- Эээ… Извините, где я? – Спросил я. Мужчина закрыл дверь, а после вышел
кутаясь в тулуп. Он подошёл к ограде, рассматривая меня настороженно и уточнил:

- Заплутал чтоль?



Это
снова был я. С новой вспышкой боли я вспомнил и его. После того, как его
возлюбленная откажет ему в женитьбе, а это будет уже завтра, его завербуют в
армию. И всего через месяц он погибнет, пронзённый французским штыком. Это было
так дико, так бредово – смотреть на свою же копию, только с бородой, и знать
всю его жизнь. Он что-то у меня спрашивал, а я чувствовал, как теряю сознание,
и падаю.



Будто
в замедленной съёмке, я видел их. Нас. Меня. У всех была совершенно одинаковая
судьба. Тысячи разных жизней, тысячи похожих судеб. Будто всё совершенно
циклично, повторяясь от каменного века, где меня разорвал саблезубый тигр, после
того как я полюбил Ыыш, заканчивая нынешним временем. Всё циклично. И наши
ошибки и наша жизнь. Разница только в декорациях. Выхода нет никакого, я видел
это. Этот порочный круг из стали, и разорвать его просто невозможно. Каждый из
нас, каждый, обречён проживать одну и ту же жизнь. Вечно. Лишь одно радует – мы
не помним об этом.



Когда
я очнулся, реальности наслоились. Я видел одновременно всех прошлых себя, все
их поступки, все неудачи, все их смерти. Голова раскалывалась, я был один среди
пустого поля окруженный фантомами, весь в грязи. Правда, звонил телефон,
разгоняя тишину и ужас своей весёлой мелодией. На дисплее было её имя. Значит,
я ещё не закончил свой цикл. Значит, я ещё поживу.

nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
| Комментариев: 4
  1. 0
    Круто,Вараныч, но читать трудно из-за корявости редактора...)
    Варан: Ага, но мне стало лень всё это править )
    Написал Wayne Zodiac
  2. 0
    Чудно! Немного напомнило "Господина Никто")
    Варан: Что-то смутно знакомое
    Написала Варвара Краса
  3. 0
    Похоже на Облачный атлас
    Варан: Знаю, что такое есть, но не смотрел, не читал
    Написала Argentum
  4. 0
    Интересный, читабельный рассказ
    Варан: Спасибо
    Написал АзЕсмь