РВС Байки старого гомункула

Отрывок - 3
ВОИН

1.
Тяжелый прямоугольный щит, подвешенный на кирасе с помощью двух кожаных ремней, привычно ударял по спине. Стальной шлем болтался у правого бедра, привязанный за тесемки к ремню ножен, в которых покоился видавший виды палаш.

Он не спеша возвращался по пыльной дороге в свой гарнизон, расположенный в нескольких сотнях лиг западнее столицы на пересечении старых, однако все еще используемых, торговых путей, соединяющих между собой Н’Нах и Северный порт, откуда можно было добраться до земли нордов, а также восточные регионы с Захребетными землями.   

День выдался отменный. Ярко светило солнце, приятно согревая отвыкшие за время трехмесячного караула в гарнизоне Северного порта, расположенного на берегу Китового моря, кости. Служба в суровых местах оплачивалась особо. Разумеется, это был не приграничный Н’Нах, где каждый уважающий себя имперец имел дополнительный  доход благодаря «безопасному налогу», взымаемому за поддержание порядка в городе, но все же ему полагалась полуторная надбавка за холод. 

Он представлял, как на накопленные за годы службы деньги купит себе уютный домик на границе с Древесным краем и будет возделывать собственный сад, более не думая о тяготах уставной жизни. Женится на добротной хозяйке, которая нарожает ему свору маленьких помощников. 

Он улыбался своим мыслям и бодро шагал по старой дороге, насвистывая мотив любимой песенки про глупого орка, безуспешно пытающегося вырастить урожай на камнях.

2.
По его расчетам, у него оставалась примерно неделя пути. Благо по дороге ему периодические попадались небольшие таверны, предлагающие уставшим путникам как горячий обед, так и сухой ночлег, правда, зачастую на не совсем свежих простынях. Единственным недостатком подобных заведений для привыкшего к суровым жизненным условиям воина являлось отсутствие специально обученных дев, скрашивающих одиночество изголодавшихся мужчин.

Для оказания подобного рода услуг требовалось особое государственное разрешение, что сопровождалось дополнительными денежными затратами на его оформление. К тому же хозяин постоялого двора в таком случае обязан был за счет личных средств содержать имперского смотрящего, следившего за строгим соблюдением закона о запрете межвидовой близости, и облагался дополнительным налогом «за ласку». Только очень состоятельные люди могли позволить себе организовать так называемые «дома утешения».

Так что в сложившихся обстоятельствах мужчинам приходилось запивать свое одиночество крепким элем, слушая истории случайных собутыльников.

3.
- Да говорю я вам, там точно какая-то нечисть завелась! – утверждающе бил себя в грудь красноносый завсегдатай.
- Знаем мы твои сказки, - засмеялся хозяин заведения, - Не ты ли в прошлом месяце уверял нас, что твою полудохлую лошадь утащил люми? Потом ведь выяснилось, что ты сам по пьяному делу обменял ее у соседа на бочку домашней медовухи. 

Все засмеялись.

Красноносый обиделся и сделал добрый глоток из глиняной кружки.

- Как знаете, - пробурчал он, - но раз в месяц – в ночь новолуния – в Нхейме-на-Озере пропадают девицы. И никто не может найти даже следа.
- Да заткнись ты уже! – строго сказал хозяин, - И без твоей жути тошно.

Воин подсел к пьяному незнакомцу. Его заинтересовала история с пропажей девушек, потому что, если бы это оказалось правдой, он мог бы рассчитывать на солидное вознаграждение от обеспокоенной местной знати.

- Ну-ка расскажи мне поподробнее про этот Нхейм.
- А ты кто такой? Еще один из этих, - он неопределенно махнул рукой, - которые любят выставить на посмешище честного человека?
Воин улыбнулся, зная, каким образом развязать язык обиженного пьяницы.
- Хозяин, налей-ка моему новому знакомому большую кружку эля. 
Красноносый сразу повеселел.
- Вот, это совсем другое дело, друг!

4.
Небольшой провинциальный городок Нхейм располагался на берегу живописного озера с незатейливым названием и славился своими ткацкими мануфактурами, производившими дорогую одежду из льна и овечьей шерсти. Мастерство они переняли у лесных эльфов, некогда живших с ними в мире, но с приходом имперцев укрывшихся в Древесном крае.

В далекие времена, когда вера во Всеединного не была насильно распространена по континенту, местные жители поклонялись богам природы. На западном берегу озера до сих пор сохранилось капище, где молодые и не очень молодые девы выпрашивали у богини плодородия хорошего мужа, в качестве дани выливая в воду флакон собственных слез. Отсюда, кстати, и пошло название водоема – «Озеро девичьих надежд».

С приходом новой веры старые боги были забыты, однако девы все же продолжали посещать тайком капище и взывать к высшим силам. Вот только с недавних пор просительницы, отправляющиеся туда в ночь новолуния, стали загадочным образом исчезать. 

Местные охотники пытались выследить предполагаемого зверя, однако никаких следов обнаружено не было. Девушки словно испарялись.

- Может быть, они не там искали? – поинтересовался воин.
- Да кто ж его знает? – лениво ответил знатно захмелевший рассказчик, - Знать наняла охрану, чтобы не допускать девушек до озера. Однако для этих бестолковых баб и страх смерти – не повод для отказа от своих предрассудков, прости меня Всеединный. Так и бегают к озеру, обходя заставы. Так и пропадают.
- А в ближайший гарнизон не обращались?
- В том-то и дело, что нет. Я сам-то случайно узнал от своего друга, который возит в город на продажу домашний сыр. Мы с ним выпивали, и он проболтался. А затем почему-то велел мне держать язык за зубами.
- Ну, спасибо, друг, - хлопнул его по плечу воин и, расплатившись с хозяином, вышел из таверны.

5.
До Нхейма он добрался ближе к рассвету. В предстоящую ночь ожидалось новолуние, поэтому следовало торопиться. 

Как ему показалось, городок жил обычной жизнью. Почти ничего не указывало на то, что что-то здесь шло не так, кроме дежуривших около крайнего придорожного дома вооруженных людей
.
- Стой, имперец! – крикнул одни из них – видимо, старший, - держа наперевес тяжелый колун, - Что тебе здесь надо?
- Да так, - ответил он, - решил мир посмотреть, да у вас погостить.
- Ну, проходи, только отметься у городского старейшины. И не нарушай спокойствие, а то мы не посмотрим на то, что ты из имперской стражи.

«Как-то странно все это, - подумал воин, - у них здесь люди пропадают, а их больше беспокоит общественный порядок».

Он шел по тихой улице Нхейма, ощущая на себе недобрые взгляды местных жителей, и у него сложилось впечатление, что они что-то знают о происходящем и старательно это скрывают от чужаков.

6.
Городской старейшина – тучный мужчина с сальными волосами, но, между тем, если верить огромному портрету на стене, являющийся отцом семерым детям, - принял его достаточно холодно. Он также расспросил воина о цели визита и, словно бы удовлетворившись ответом, записал его имя в свой блокнот и снабдил информацией о том, где в Нхейме располагаются постоялый двор, кузница и рынок.

- Не думаю, что вам стоит задерживаться у нас надолго, - глухо произнес он, - Мы-то привыкли к размеренной жизни, а вот чужаку, вроде тебя, здесь будет ужасно скучно.
- Хм, хорошо, - улыбнулся имперец, и спросил, - Кстати, а ничего странного у вас не происходило, а из разных районов Империи до нас доходят слухи о различных чудесах?
- Я же сказал, - натужно улыбнулся старейшина, - у нас здесь скучно. А теперь извините, мне пора приступить к выполнению моих непосредственных обязанностей.
Разговор был окончен.

7.
- Ничего не происходит. Как же? – пробубнил себе под нос воин, покинув деревянную ратушу. По освещенной утренним солнцем улице сновали ребятишки всех возрастов. Он восторженно смотрел на них, вновь мечтая о спокойном будущем.

Над крышами разнесся звонки звук колокола, и дети с радостными криками убежали.

Имперец отправился по внезапно опустевшей улице к постоялому двору, указанному ему старейшиной. Он надеялся плотно позавтракать перед тем, как сходить к озеру.

«Может быть, плюнуть на все? – размышлял он по дороге, - Пусть варятся в собственном соку со своими секретами. Похоже, что сложившийся порядок вещей их вполне устраивает».
Он шел мимо ухоженных домов, перед каждым из которых пестрел садовыми цветами огороженный небольшой выбеленной оградкой палисадник. 
«До чего же уютное местечко!»
Мысли о семье приятным теплом растеклись по его сознанию.
«Гори он все огнем! Подкреплюсь и в гарнизон».

8.
Берег озера скрывала вечерняя дымка. Крупные капли росы покрыли все вокруг, в том числе и амуницию воина, затаившегося в рощице недалеко от капища.

Место служения богине плодородия представляло собой два каменных столба, вкопанных в незапамятные времена  в песок почти у самой кромки воды. Он не мог понять предназначение столбов. В храме Всеединного подношения собирались на огромном каменном алтаре, обложенном свежим хворостом. Раз в месяц осуществлялся ритуал «дарственного сожжения». 
Размышляя о религиозных обрядах, незаметно для себя, он стал проваливаться в сон. Воин бы так и уснул, если бы внезапно раздавшийся всплеск воды. 

По всей видимости, в озере водилась рыба. Хотя во время дневной разведки, на которую он отправился после хорошего завтрака, по неизвестной ему причине передумав возвращаться в гарнизон, ему на пути не встретилось ни одного рыбака.

А затем он услышал чей-то голос. Из тумана буквально материализовалась юная девушка в белом одеянии. Он напевала красивую и одновременно грустную песню на неизвестном ему диалекте. Девушка шла к капищу.

Дойдя до столбов, она наклонилась и что-то опустила в воду. 

Вновь раздался всплеск. Из глубины озера показалась обнаженная по грудь довольно привлекательная молодая женщина. Нижняя часть ее туловища была скрыта под водой.

Девушка удивленно вскрикнула.

Незнакомка медленно приближалась к ней. Она широко улыбалась и что-то тихо говорила.
Слов имперец не расслышал.  

Когда расстояние между ними достаточно сократилось, девушка что-то увидела и испуганно вскрикнула. Тотчас же из-под воды вытянулся какой-то жгут и, обмотавшись вокруг правой голени несчастной, потащил ее в озеро.

Она закричала.

9.
Медлить было нельзя. 

Воин выскочил из своего укрытия, сжимая в правой руке обнаженный палаш. Он бросился к девушки и с размаху перерубил то, что принял за жгут. Обрубок щупальца, извиваясь, упал на песок.

- Да что б тебя! – удивленно воскликнул воин.

Женщина из воды что-то яростно закричала ему, однако, он не разобрал ни слова и, встав в боевую стойку, приготовился к бою.

Она начала приподниматься. К своему изумлению и ужасу он увидел, что нижняя половина ее туловища, показавшаяся из воды, представляет собой огромную серо-зеленую массу, из которой вырастали многочисленные щупальца.

Имперец закричал и бросился озерной твари, замахиваясь палашом.
Создание быстро протянуло в его сторону несколько щупалец. Он успел обрубить два из них. Третье предательски обмоталось вокруг его ног. Воин упал и ощутил кожей сильное жжение.
 
Он попытался перерубить богомерзкий отросток, однако тварь перехватила его руку и подняла в воздух. 

«Это конец», - почти теряя сознание от усилившейся боли, подумал воин. 

- Р’на кхал баг’уул дум! – разнеслось над гладью воды.

Щупальца перестали сдерживать его, и имперец упал на песок.

- Н’на их баг’уул дум!

Зеленое пламя охватило тело твари. Она закричала и скрылась под водой.

- Малыш, проверь этого полоумного, - услышал он чей-то мурлыкающий приказ, а затем потерял сознание.
nekto.me https://nekto.me +7 (927) 2893774
жалоба
| Комментариев: 12

    Новых комментариев: 0
  1. 0
    это был великий ктулху!
    автор: Ктулху несколько другой.
    Написала Argentum
  2. 0
    Потомушо круто)
    А будет прода или это будет сборник небольших драблов, связанных друг с другом или не связанных?)
    автор: Пока не решил. Если под замок не уйду, то иногда буду выкладывать эти каратыши.
    Написал аноним
  3. 0
    Это был озерный демон Девожорка!
    Уууухххх ахуенно правда, мне так понравилось, я снова будто анимешечку смотрел :3
    Пасиба)
    автор: Улыбающийся Кисик? Забавно.)
    Написал аноним